Следите за нашими новостями!
Твиттер      Google+
Русский филологический портал

Н. Н. Ефремов

ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ ПОРЯДКА СЛОВ В ЯКУТСКОМ ЯЗЫКЕ

(Глагольные и именные категории в системе функциональной грамматики. - СПб., 2013. - С. 92-96)


 
В якутском языке порядок слов характеризуется грамматическими, коммуникативными и стилистическими функциями. Грамматическая функция проявляется в конструкциях, построенных на примыкании, так как они оформляются посредством твердого порядка слов: уточняющий препозитивный компонент + уточняемый постпозитивный компонент. Коммуникативная функция порядка слов имеет место в актуальном членении высказывания. Изменение порядка слов ведет к изменению смысловой структуры высказывания. При этом надо отметить, что в якутском языке, как и в большинстве тюркских языков, порядок слов фиксированный. Например, зависимое слово всегда предшествует главному, а главный член предложения - сказуемое - занимает постпозицию. Определения располагаются перед именными непредикативными и предикативными структурами - подлежащим, дополнением, сказуемым; обстоятельства - перед предикативными формами: причастиями, деепричастиями (нефинитными предикатами), собственно-глагольными формами (финитными сказуемыми). Существование такого устойчивого порядка слов при поддержке морфологических показателей обеспечивает однозначное понимание адресатом синтаксических функций каждого компонента. Однако последовательное морфологическое выражение получают не все компоненты предложения, и в тех случаях, когда морфологического оформления нет или оно не выражено, ведущую роль в распознавании синтаксических и коммуникативных функций приобретает именно порядок слов. Это относится, прежде всего, к именным частям речи. Одна и та же форма - "неопределенный падеж", материально тождественный основе - выступает в функции подлежащего, прямого дополнения, сказуемого, часто и определения. Рассмотрим особенности порядка слов в безглагольных и глагольных предложениях.
 
I. Порядок слов в безглагольных предложениях
 
В таких предложениях синтаксические функции совпадающих грамматических форм определяются порядком слов: препозитивный компонент является подлежащим, постпозитивный - сказуемым. Например: Николаев чокуур курдук кытаанах майгылаах (Н. Габышев) ‘У Николаева характер твердый как кремень’ (букв. ‘Николаев как кремень твердый характер+имеющий’). В приведенном высказывании при изменении порядка слов либо предикативные отношения становятся атрибутивными (предложение трансформируется в словосочетание: Чокуур курдук кытаанах майгылаах Николаев ‘Николаев с характером твердым как кремень’), либо нужна специальная интонация для их сохранения Чокуур курдук кытаанах майгылаах - Николаев ‘Тот, у которого характер тверд как кремень, - [это] Николаев’. В этом отношении якутские безглагольные предложения близки к русским предложениям тождества, в которых, по мнению некоторых исследователей [Золотова 1973: 337], синтаксическая функция компонентов определяется лишь актуальным членением; в предложениях типа Мой брат - учитель; Учитель - мой брат подлежащее и сказуемое определяются местоположением, которое зависит от того, что является темой, а что - ремой. Например: Чугас эргин баhылык - Аңар Харах (В. Гаврильева) ‘Владыка здешних мест - Одноглазый’. Перестановка частей: Аңар Харах чугас эргин баhылык ‘Одноглазый - владыка здешних мест’ - не нарушает здесь предикативного отношения между позициями, не меняет ролевых функций компонентов структуры. Меняются лишь исполнители этих ролей: Аңар Харах становится темой и подлежащим, чугас эргин баhылык  - ремой и группой сказуемого; Аңар Харах - кинээс (В. Гаврильева) ‘Одноглазый - князец’; при перемещении компонентов этого предложения происходит преобразование предикативной конструкции в атрибутивную: Кинээс Аңар Харах ‘Князец Одноглазый’, хотя при соответствующей интонации можно получить и предложение тождества (Кинээс - Аңар Харах ‘Князец - Одноглазый’).
Однако при сопровождении именного сказуемого вспомогательными глаголами, модальными словами и т. п. специальными показателями сказуемости перестановка компонентов предложения синтаксических функций не меняет, например: Толоон уола Ганя хонуу биригэдьиирэ этэ (П. Аввакумов) ‘Сын Толона Ганя был бригадиром полеводов’; ср.: Хонуу биригэдьиирэ этэ Толоон уола ГаняБыл бригадиром полеводов сын Толона Ганя’. Здесь инверсированный порядок несет лишь стилистическую функцию, а именно логически выделяет группу сказуемого.
 
II. Порядок слов в глагольных предложениях
 
Расположение главных членов. В якутском, как и в других тюркских языках, глагол является типичной формой сказуемого. В тюркских языках стилистическая инверсия широко применяется в предложениях, сказуемое которых выражено глаголом [Иманов 1965: 9]. Ср.: именное предложение - Арыылаах балтараа көс кэриңэ төгүрэмтэлээх, ортотугар үөтүнэн саба үүммүт булгунньахтаах алаас (С. Данилов) ‘Арылах - алас [1] с окружностью примерно 15 километров, на середине [его] стоит холм, заросший тальником’; глагольное предложение - Дэриэбинэ ортотугар обелиск турар (П. Аввакумов) ‘В центре деревни стоит обелиск’.
В первом безглагольном предложении подлежащее Арыылаах и именное сказуемое алаас с конкретизирующими членами допускают лишь один вариант перестановки слов, сохраняя предикативное отношение: Балтараа көс кэриңэ төгүрэмтэлээх, ортотугар үөтүнэн саба үүммүт булгунньахтаах алаас / - АрыылаахАлас с окружностью примерно 15 километров, на середине [его] стоит холм, заросший тальником - [это] Арылах’. При такой перестановке синтаксическая функция главных членов изменяется: сказуемое алаас в инверсированном предложении выступает в качестве подлежащего, а подлежащее исходного предложения Арыылаах - в качестве сказуемого.
Для второго глагольного предложения возможны три варианта перестановки его членов, при этом подлежащее и сказуемое не утрачивают своих первоначальных синтаксических функций: Обелиск / дэриэбинэ ортотугар турар; Дэриэбинэ ортотугар / турар обелиск (инверсированное предложение).
Таким образом, главные члены глагольных предложений обладают большей подвижностью в линейной структуре предложения, чем те же члены безглагольных предложений.
В тюркских языках сказуемое в неэмоциональной речи обычно занимает постпозицию и указывает на законченность предложения [Закиев 1971: 269]. Подлежащее же, если оно функционирует в составе темы, располагается в препозиции: Өлөксөй уол үгүстүк ыарытар (Амма Аччыгыйа) ‘Мальчик Алексей болеет часто’. Если же подлежащее представляет собой смысловое ядро предложения, то оно занимает позицию непосредственно перед сказуемым: Массыынаҕа Бардасовтан ураты икки эрэ киhи иhэрэ (В. Яковлев) ‘На машине кроме Бардасова ехали только двое (букв. два человека)’.
В случае, когда подлежащее не принадлежит ни к теме, ни к ядру высказывания, оно заполняет промежуточную позицию между последними: Мин тиийбит землянкам айаҕар биир фриц утуктуу олорор (Т. Сметанин) ‘У входа в землянку, куда я подошел, сидел, дремля, один фриц’ (тема - Мин тиийбит землянкам айаҕар, смысловое ядро - утуктуу, подлежащее - фриц).
 
Расположение второстепенных членов предложения: определений, обстоятельств, дополнений. Определение в якутском языке, как и в других тюркских языках, всегда стоит перед определяемым, поэтому вопрос о порядке слов возникает только тогда, когда одно определяемое имеет несколько определений. Их расположение в стилистически нейтральной речи подчиняется определенным правилам и может зависеть, во-первых, от того, однородны определения или неоднородны; во-вторых, от того, словами каких частей речи они выражены; в-третьих, от того, какие смысловые отношения связывают каждое из них с определяемым словом и с другими определениями. Если определения однородны, то и их взаимное расположение не имеет грамматического значения; их перестановка не меняет смысл предложения; меняются лишь некоторые нюансы, стилистическая окраска фразы. Порядок неоднородных определений обусловливается совокупностью следующих факторов: ближе к определяемому располагаются определения, выраженные непроизводными прилагательными.
Расположению обстоятельств в предложении, прежде всего обстоятельств места и времени, тюркологи уделяли немало внимания. Многие авторы, хотя и в разных терминах, показывали противопоставление тематизированных обстоятельств, располагающихся в начале предложения, и обстоятельств в составе ремы. В якутском языке обстоятельства времени или места, будучи темой высказывания или частью ее состава, располагаются в начале предложения и служат детерминантами высказывания. В зависимости от коммуникативной нагрузки они располагаются и в рематической части, в том числе и в качестве смыслового ядра высказывания. Обстоятельства образа действия, выраженные деепричастиями, располагаются рядом со сказуемым. Обстоятельства причины обычно относятся к глагольному сказуемому и занимают разные места в предложении. Обстоятельство цели всегда грамматически связано со сказуемым, выступая во многих случаях в качестве его смыслового ядра или обособленного - логически подчеркнутого - компонента высказывания. По вопросу о порядке дополнений в предложении в тюркологии принципиальных расхождений нет (см.: [Сафиулина 1965: 333]). Прямое дополнение обычно располагается непосредственно перед переходным глаголом-сказуемым, а перед прямым дополнением ставится косвенное дополнение. Включаясь в состав темы, дополнения размещаются в начале предложения. Дополнения, располагаясь в контактной позиции по отношению к сказуемому, выполняют роль смыслового ядра высказывания.
Таким образом, порядок слов в якутском языке выполняет как грамматическую, так и коммуникативную и стилистическую функции.
 

Примечания

1. Алас (якут.) - вытянутая ложбина, обширная плоскодонная котловина (прим. ред.).


Литература

Закиев М. З. Современный татарский литературный язык: Синтаксис. М., 1971.
Золотова Г. А. Очерк функционально синтаксиса современного русского языка. М., 1973.
Иманов А. Порядок слов в простом предложении: Автореф. дис... канд. филол. наук. Фрунзе: 1965.
Сафиулина Ф. С. К вопросу о порядке слов в татарском языке // Вопросы татарского языкознания. Казань, 1965.


оформление визы в чехию