Русский филологический портал

В. В. Шаповал

УКРАИНСКИЙ ЯЗЫК: ИСТОРИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ. ФОНЕТИКА

(Новосибирск, 1986. - 34 с.)


Предисловие

Читаемый для студентов-филологов гуманитарного факультета НГУ спецкурс "Украинский язык: исторический комментарий" является вспомогательным и примыкает к программному циклу историко-лингвистических дисциплин. Вместе с другими курсами такого рода он способствует расширенному привлечению материала из истории индоевропейских языков разных групп, обогащает студентов, специализирующихся в области исторического языкознания, новыми сведениями о закономерностях развития древнерусского языка и образовании современных восточнославянских диалектов, дополняет программный материал посредством более широкого привлечения и сравнительного комментирования языковых фактов близкородственных литературных языков, их диалектов.
Студенты 3 - 4-го курсов, для которых предназначены данные методические указания, уже знакомы с чешским и старославянским языками, принципами сравнительного языкознания, основами реконструкции. Всем этим было обусловлено и оправдано выборочное освещение ключевых вопросов, детальное рассмотрение схождений и различий на общеславянском языковом фоне. Параллельно с вопросами, находящимися в ведении исторической грамматики, затрагиваются некоторые проблемы истории формирования литературной нормы, отбора диалектного материала, орфоэпических и орфографических вариантов.

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Тема 1. Термин "украинский язык"

Начальные условия для формирования на основе юго-западных древнерусских диалектов особого восточнославянского языка возникли в середине XIII в. в связи с присоединением этой части Руси к Литовскому княжеству и усилившейся изоляцией.
На первых порах накопление новых черт малозаметно, эту ситуацию исследователь характеризует так: "Не змiнюється помiтно стан (писемної мови) i з XIII столiття - з запустiнням Києва i з зосередженням руської державностi на пiвнiчному сходi, в iншiй племеннiй областi. I на нових мiсцях, самi назви яких даються з пам'ятi про пiвдень, культивується та ж традицiйна мова, що належала писемностi Київської Русi" [1. C. 8-9]. ("Не изменяется ·заметно состояние (письменного языка) и в XIII столетии - с запустением Киева и с сосредоточением русской государственности на юго-востоке, в другой племенной области. И на новых местах, самые названия которых даются в память о юге, культивируется тот же традиционный язык, который принадлежал письменности Киевской Руси").
Несмотря на длительную изоляцию идея языкового единства восточных славян поддерживалась рядом факторов: "спiльнiм походженням, близькiстю культури i мови, спiльнiстю релiгiї, iсторичними традицiями київських часiв" [2. С. 15] ("общим происхождением, близостью культуры и языка, общностью религии, историческими традициями киевских времен"). Это проявлялось и в едином самоназвании: руський "древнерусский", т. е. относящийся к Руси, но росiйський "русский", т.е. относящийся к России [3].
Древнерусский язык в его западной разновидности долгое время был средством официального общения в Литовском княжестве [4. С. 20]. "Известно, что завоеватели литовцы подчинились влиянию русской образованности, процветавшей в лучшие времена на киевском юге. Сам Ягайло (1350 - 1434) говорил только по-русски, до времен Сигизмунда-Августа (1518 - 1512) в Литве господствовал русский язык, поэтому и язык актов - русский [5]. Этот язык все дальше уходил от киевских образцов, что обусловило его характеристику как "мiшаної мови з елементами церковнослов'янськими, бiлоруськими, українськими, польськими та iн., серед яких, до речi, майже зовсiм були вiдсутнi балтiйськi - литовськi" [6. С. 31] ("смешанного языка с элементами церковнославянскими, белорусскими, украинскими, польскими и др., среди которых, кстати, почти вовсе отсутствовали балтийские - литовские").
Проиллюстрируем смешанный характер этого языка стихотворением из Литовского статута (1529):
 
Полска квитнеть лациною,
Литва квитнеть Русчизною,
Без той в Польсце не пребудешь.
Без сей в Литве блазнем будешь.
…Весели жъ се ты Русине
Тва слава никгды не сгине [7. С. 21].
 
Комментарий: квитнеть "цветет" имеет соответствие в украинском и польском, в белорусском - кветне; лацина - "латынь" в полонизованной форме; русчизна (фонетически: рущизна) "русский язык", ср. polszczyzna - "польский язык" с тем же суффиксом; блазень "глупец", полонизм; весели жъ се - веселися же, оформление возвратной частицы и ее позиция вызвана западнославянским влиянием; русин - ныне название восточнославянских (украинских) диалектных групп, входивших ранее в состав Австро-Венгрии, в поздней латыни это слово транскрибировалось как ruthenus "русский", ср. рутений. Диграф кг в отличие от г передает взрывной: кгды "когда", зкгине "сгинет".
Позже этот язык утрачивает свои позиции, становится хлопским (крестьянским), однако и далее фиксируется в деловой письменности Речи Посполитой кириллицей и латиницей. С конца XVIII в. формирующаяся буржуазия активизирует украинский язык как средство национального самовыражения; борьба за свою орфографию, научно-популярные и художественные издания обогащают функциональные и выразительные возможности в новых областях речевой практики. Драматизм выбора между живым диалектом (каким?) и вариантом письменной речи, развивающейся в русле церковных традиций, требовал революционного по категоричности решения: "У цей час, власне, загроза втратити взагалi будь-яку лiтературну мову … виявлялась для України цiлком реально" [6. С. II] ("В это время, собственно, угроза утратить хоть какую-то литературную речь … становится для Украины совершенно реальной").
Сегодня уже ясно, что основой для литературного языка после вековой полемики (XIX в.) и попыток эпигонства (ХХ в.) стало юго-восточное наречие - пiвденно-схiдне нарiччя. В художественном творчестве представителей других диалектов речевая специфика представлена сильнее, чем у русских "деревенщиков", но творить вне рамок той традиции, которая берет начало в литературной деятельности И. Котляревского, П. Кулиша, Т. Шевченко, не может себе позволить никто.
Наряду с названием "Украина" долгое время использовалось "Малая Русь", термин значительной древности, ср. греч. византийское Μικρα Ρωσια. Древнерусское слово Украина было и нарицательным и обозначало окраинную территорию, оно имеет параллель в верхнелужицком wukrajna "чужбина, заграница". В современном литературном языке принято два ударения: Укра'їна и Украї'на. В стихах часто чередуются у/в и i/й, что приводит к колебаниям в составе гласных: Вкраїна, Украйна. Ударение на -а- соответствует русскому: окраина, закраина. Ударение на -ї- сближает слово с рядом украинских сингулятивных образований с суффиксом -ин(а): деревина "отдельное дерево", козачина "казак" (фамильярное) и др., ср. рус.: горошина, соломина, песчинка, слезинка. В XIX в. противопоставление названий Украина и Малороссия приобретает социальный смысл. Признание украинского языка самостоятельным лингвистическим и общественным объектом в царской России запаздывало. В то время, когда Ф. Энгельс писал: "Малороссы, по мнению выдающегося современного слависта Миклошича, говорят не просто на одном из русских диалектов, а на вполне самостоятельном языке" [8], в официальной терминологии все еще господствовал термин "наречие". Разумеется, постепенное отделение украинского языка от общего восточнославянского ствола произошло намного раньше, чем его официальное признание.

Тема 2. Алфавит и чтение букв

Алфавит (алфавiт, азбука, абетка) традиционно не включает знаки препинания и пробел, диакритики и другие элементы строки, не называемые собственно "буквами". Мы рассмотрим знаки современного украинского алфавита, а затем некоторые графические элементы, которые к нему примыкают.

Современный украинский алфавит
Сучасний український алфавiт

А Б В Г Д Е Є Ж З <И> I Ї Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ю Я Ь

 
Охарактеризуем знаки, отличающиеся по функциям от соответствующих знаков русского алфавита.
Г обозначает фрикативный заднеязычный или фрикативный фарингальный звонкий, имеющий нефонематическую мягкость перед гласным i: гiднiсть "достоинство", гiркий "горький". Перед остальными гласными этот согласный сохраняет твердость: гинути "гинуть". До второй мировой войны в орфографии более широко использовался вариант графемы ґ для обозначения взрывного варианта фонемы в междометиях, диалектных и заимствованных словах; в старой орфографии: ґирлига "пастуший посох", ґазда "хозяин", льоґiка "логика".
Е не передает мягкости предыдущего согласного, а также слога [йэ] в начале слова и слога: ехо, економ, пекло "ад", день, цей (устар. сей) "этот", весна - [э]хо… [пэ] кло ...
Є по функциям соответствует русской букве Е. В начале слова: Європа, Євген, є "есть, имеется", єр "ер" - [йэ]вропа и т.д. В средине слова: п'є - [пйэ] "пьет", ллє - [л'л'э] "льет". Обычно эта буква в средине слова следует за гласным или апострофом, в нескольких заимствованных словах, чтобы подчеркнуть отсутствие ассимиляции группы [лй] в [л'л'], принято написание -льє: кольє "колье". В транслитерациях русских фамилий обычна позиция после согласного: Лєонов, Бєлов.
В украинском алфавите отсутствует полный аналог русской букве Ё. Мягкость согласного перед О передается сочетанием ЬО: вальок "ком глины", дати дьору "задать стрекача". Слог ЙО во всех случаях обозначается двумя буквами: його "его", йог, йод, йот.
Ж см. Ш.
И не обозначает мягкости предыдущего согласного, более соответствует русской букве Ы по особенностям артикуляции передаваемого гласного. В начале слов в литературном языке не встречается. В диалектах, в языке писателей прошлого века: инший "иной", переиначити, искра - совр. лит. iнший, переiначити, icкpa.
I ("i" з крaпкою - "и" с точкой) по фонетическому наполнению соответствует русской букве И: i "и" (союз), iгрек, вiк "век", кiт "кот", iкла "клыки".
Ї - буква, которая не имеет точных функциональных параллелей в других языках. Ее можно сравнить лишь с одной из позиций букв И/I в древнейшей кириллице: после пробела и гласного (в начале слова, слога) эти буквы служили знаком фонемной серии ЙИ или ЙЬ. Буква Ї в украинском алфавите закрепилась в качестве знака для слога ЙИ и встречается только после пробела, гласного, апострофа.
В словаре под редакцией Б.Д. Гринченко I и Ї считаются вариантами графемы, занимающими одну позицию в алфавите, как и Е, Ё в некотоpыx словарях русского языка. Сходство букв Ї и Ё проявляется не только в их вторичности с точки зрения истории (они возникли как варианты знаков I и Е), но и в возможности описать ограниченные условия появления этих знаков, учитывая фонетическое окружение соответствующих звуков.
Буквы Ц, Ч, Ш, Ж обозначают мягкие согласные перед I, Ь, Я, Ю, Є: ця "эта", цю "эту", чiт "чет", жiнка "женщина". В остальных случаях эти буквы обозначают твердые согласные: цей "этот", чи "ли", шабля "сабля", шум, життя "жизнь", жоржина "георгин", чорт "черт", час "время".
Щ обозначает сочетание твердых согласных ШЧ или, в диалектах, Ш долгое твердое: щастя "счастье", ще "еще", що "что", щука.
Буква Ь передает только реальную мягкость: ось "вот", щось "что-то", но: нiч "ночь", носиш "носишь".
Функции разделительного знака, собственно говоря, сигнала йота, выполняет, как и в белорусском, апостроф (запятая над строкой). Апостроф по функциональной нагрузке "синонимичен" знаку "йот" в латинице, но в общий алфавитный порядок не включается, как и дефис, пробел, красная строка. Этот знак имеет контекстуальные ограничения: не используется в начале слова.
Прочитайте: Предки українцiв у письменствi XIV (чотирнадцятого) i пiзнiших столiть звичайно називають себе руськими (Предки украинцев в письменности XIV и позднейших столетий обычно называют себя русскими [6. С. 8]).

Список литературы

1. Булаховский Л.А. Исторический комментарий к литературному русскому языку. - М., 1950.
2. Курс сучасної українскої лiтературної мови. - Київ, 1951.
3. Словарь украинского языка / Под ред. Б.Д. Гринченко. Т. 1-4. - Киев, 1951.
4. Колесса О. Погляд на гiсторiю українскої мови. - Прага, 1924.
5. Житецкий Н.Г. Очерк звуковой истории малорусского наречия. - Киев, 1876. С. 276.
6. Булаховський Л. А. Питания похождення українскої мови. - Київ, 1956.
7. Нарысы па гiсторыi беларускай мовы. - Miнск, 1957.
8. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. - Т. 22. - С. 19.
9. Русанiвський В.М. Походження i розвиток схiднослов'янських мов. - Київ, 1980.
10. Вступ до порiвняльно-iсторичного вивчання слов'янсъких мов. - Київ, 1967.
11. Курс iсторiї українскої лiтературної мови. - Т.1. - Київ, 1953.
12. Щерба Л. В. Русские гласные в качественном и количественном отношении. - М., 1983. - С. 103.
13. Кондрашов Н.А. Славянские языки. - М., 1986.

Тема 3. Система гласных современного литературного языка

Рассмотрим гласные, выделяемые под ударением в качестве основных вариантов фонем. На схеме они даны в сопоставлении с русскими гласными (украинские гласные на схеме обозначены заглавными буквами, а русские - строчными, знаки во всех случаях употребляются в соответствии с традициями украинской транскрипции: i - это знак для переднего гласного верхнего подъема, стоящего всегда после мягкого согласного, знак И - символ гласного, локализованного между русскими И и Ы; как и звук Ы в русском, И в украинском является вариантом фонемы, встречающимся после твердых и полумягких согласных):
 
I, i (И) (ы) У, у
       
Е, е
    О, о
 
А, а
 
 
В украинском языке редукция гласных и сдвиг их мест образования гораздо слабее, чем в русском. Безударная позиция характеризуется особыми фонетическими процессами, которые будут рассмотрены ниже. Слабые различия между ударными и безударными позволяют использовать перебивку ударения для повышения ритмического разнообразия в фольклоре; на юге Новосибирской области до сих пор можно слышать:
 
Вiн насiє ще й наоре ...
Biн насiє-на(й)оре
Нi для кого, для мене.
А як буде до ладу,
Я й свого поведу...

Исторический комментарий к современной системе гласных

А обычно соответствует древнерусскому А: вада "изъян", важкий "тяжелый", дати "дать", жара, жага "жажда".
А-удлиненное в итеративной основе глагола сохраняется; ламати - ломити, заганяти - гонити, помагати - помогти. Ср. древнерус.: ЛАМАТИ, ПОМАГАТИ, ГАНЯТИ. В современной русской орфографии написания ломать, гонять, помогать следует объяснять гиперкоррективным противодействием аканью на письме.
В редких случаях древнерусскому О соответствует украинское А: багатий (с ХIII в.), гарячий, тапчан; иногда в этой особенности украинского вокализма усматривают иранское влияние, однако это влияние характеризуется значительной широтой распространения, единичные проявления засвидетельствованы в южнославянских языках: черногорское абравница соответсвует сербскому обрамница "охапка", ср. рамено.
С другой стороны, этимологическое А в начале личных имен, заимствованных вместе с христианством, закономерно переходит в О: Оврам, Одам, Оксен (Авксентий), Олександер, Олексiй, Олена, Ондрiй, Опанас (Афанасий), Орина (рус. Apина) [1. Т. 4. С. 555-556].
Заимствованные нарицательные существительные также характеризуются заменой А (краткого) на О в дописьменный период и в начале письменности: старославянское СОТОНА, ПОГАНЪ [2. C. 39]. В украинском следы этого перехода встречаются в наиболее древнем слое заимствованной лексики: поганий "плохой", вiрменський "армянский" из *орменьский.
О-этимологическое в украинском нередко сохраняется лучше, чем в русском: робота, рокита, торохтiти, борсук, зоря "звезда", локша "лапша", кропива, сором, колач.
О развивается из начального праславянского E-краткого, если далее следует слог с гласным переднего ряда, кроме Ь. Эта закономерность имеет восточнославянское распространение, олень, озеро, осiнь, один. Проиллюстрируем действие этого перехода и его ограничения: їжак < из *йежакъ, но ожина. В первом случае (їжак "ёж") за слогом с бывшим начальным Е идет слог с гласным непереднего ряда, это условие запрещает переход Е в О. Во втором примере (ожина "ежевика") есть все условия для действия сформулированной закономерности. В слове ялина "елка" также налицо все условия для перехода Е в О, но сохраняется начальный йот, а гласный Е переходит в А. Отсутствие начального О дает основания считать суффиксацию -ин(а) позднейшей - период действия закономерности слово пережило в виде ЕЛЬ, гласный Ь во втором слоге помешал развитию О из Е. Таким образом, фонетическая примета здесь дает возможность судить об относительной хронологии словообразовательных процессов: ожина древнее, чем ялина.
В личных именах этот переход также служит ориентиром для относительной датировки заимствования: Олена (Елена) раньше, чем Євген (Евгений).
О, возникшее из Ъ в сильной позиции, чередуется с Ø в слабой: сон - сну (род. пад.), куток "угол" - кутка, вузол - вузла. Последний пример; как и русское узел - узла, указывает на вторичный протетический гласный, возникший после падения редуцированных гласных в группах согласных. На отсутствие здесь исконного редуцированного указывает то, что в украинском и польском этот гласный отражается как Ъ, а в русском и белорусском как Ь. Слабый редуцированный может сохраняться по аналогии с другими формами слова, где он оказывается в сильной позиции: мох - моху, рот - рота, лоб - лоба, а также рiв "ров" - рову из древнерус. РЪВЪ. Обычно О, возникшее на месте Ъ, в i в закрытом слоге не переходит.
Е из древнерусского Е-краткого: цей, небо, берег, оберемок "охапка", друже (зват. пад.), телиця, живе, сонце.
Е, возникшее из Ь в сильной позиции, чередуется с Ø: пес - пса, день - дня, швець "сапожник" - шевця, стовпець "столбик" - стовпця. Выравнивание основы по именительному падежу: лев - лева, льон - льону. Это явление не следует смешивать с сохранением исконного Е в украинском (при утрате его в русском): каменя (род. пад. от камiнь), кореня, кременя, ременя и т.п. Древнерус. ЛЕДЪ дает укр. лiд - льоду, ср.: ГЛЕБЪ КНЯЗЬ МЕРИЛЪ МОРЕ ПО ЛЕДУ (1068), "Щастливым следом, как гладеньким льдом" (Сковорода). В последнем примере требования рифмы однозначно предполагают произношение [л'э]дом.
У с начальным протетическим В восходит к древнему У: вухо, вуса, вузол "узел", вугiль "уголь", вудила "удила", вуж, вуздечка, вулик "улей", вудка "удочка".
У в начале слов нередко развивается из сочетания ВЪ: учора "вчера, у мiстi "в' городе", узлiсок "опушка", узвар "компот"; в этих случаях позиционное чередование у/в отражается на письме: вчора, в мiстi, умова "условие" - невмовний.
Важнейшим процессом для характеристики фонемы I/И в истории украинского языка является совпадение древнерус. И и Ы в одном звуке И: кит "кит", жито, тихий, гинути, гич "ботва", хитрий, кислий, ви "вы", ми "мы", рити "рыть", дикий, диво, дикт "фанера", зима, зичливый "доброжелательный", нинi "ныне", нирка "почка".
Совпадение И-Ы привело к необходимости дифференцировать некоторые формы глаголов БИТИ и БЫТИ, БЫТИ нефонетически перестроилось в бути, БЫЛЪ - в був под влиянием основы настояще-будущего времени буду.
Украинское I в немногих случаях соответствует древнерус. И в окончаниях, в начале корневых морфем: i (союз "и"), iнший "другой", iго, конi (мн.ч.), землi (дат.над.), занiмати.
В современных диалектах древние И и Ы совпали не всюду.
Северо-запад дает устойчивое противопоставление исконных И-Ы в виде I-Ы. На юге встречаются незначительные расхождения с литературным языком: зiма, братiк, улiк "улей".
В подавляющем большинстве случаев звук i возникает уже в период независимого развития украинского языка. Рефлекс звука "ять": лiс, бiлий, сiрий, цiна, снiг, мipa, хлiб, ciкти "сечь", рiчка, бiда, мiнa, дiвчина, сiдло, сiвба "сев".
Звук I возникает в результате изменения Е, О в новом закрытом слоге, возникшем после падения редуцированных. Северные диалекты сохраняют этот процесс, о его промежуточных этапах можно судить по вариантам слов конь и шесть: кунь, кинь, куинь, куiнь, ш'iесть, ш'iсть, ш'усть - лит. кiнь, шiсть. Диалектное (юго-западное) изменение О в И в этих условиях дало слово тылько, лит. тiльки, которое находим в польском tylko, ср. рус. только, прост. тольки.
Колебания между Ѣ и Е можно видеть в слове рiч "речь, вещь". В косвенных падежах звук Е появляется по тем же правилам, что и на месте Е-краткого: речi (род. пад., рiччю (твор. пад.), ср. древнерус. РѢЧЬ и РЕЧЬ [3. Вып. 10. С. 208-209].
Чередование I/И может восходить к древнерус. И/Ѣ: укр. свiдок, древнерус. СЪВѢДѢТЕЛЬ "свидетель", МѢЗИНЬЦЬ и МИЗИНЬЦЬ "мизинец" [3. Вып. 9, С. 77, 149]. Ср. также: древнерус. ДѢТИНА, СѢНИЦЯ, СѢДѢТИ и укр. дитина, синиця, сидiти.

Материалы для исторического комментирования и практические задания

1. Произведения Г. Сковороды, украинского философа ХVIII в., характеризуются неустойчивой орфографией. Как проявляется влияние украинского вокализма в написаниях: жизны, сину "сыну", мыр "вселенная",'мир "покой" [4. С. 63, 282]?
2. Отметьте ту характерную особенность русской речи, которая проявилась в следующем отрывке из украинской думы: "Нехай аакають вельможнi з москалями, як цвенькали та пшикали з ляхами" [1. T. 1. C. 1]. В чем отличие украинского языка?
З. Определите, к каким общеславянским звукам восходят гласные данного текста:
Жук пiшов у сад за дачу
I розв'язує задачу.
А комар години цiлi
Лиш тиняється без цiлi [5. C. 10].
Комментарий: жук, cр. пол. żuk; пiшов, пiшла "пошел, пошла", переход О в I закономерен только во второй словоформе; година "час"; комар - комарi (мн. ч.), ср. древнерус. СЛУЗИ, ДУБИ; тинятися "слоняться", ср.: "Пiшла мати тиняючись, по пiд тинню валяючись" [1. Т. 4. C. 261], тиння - собирательное от тин "тын".
4. Дано четверостишие Т. Шевченко в искусственно реконструированной древнерусской транскрипции; общие для восточных славян морфемы, не реконструируемые на украинском материале, даны в круглых скобках, украинские инновации - в косых:
PEВЕТЬ /та/ CТO/г/НЕТЬ ДНѢПРЪ ШИРОКЫИ,
СЬРДИТЫИ ВѢТРЪ ЗАВЫВАIЄ(ТЬ),
ДО+ДОЛУ ВЬРБЫ ГЪБНЕ(TЬ) ВЫСОКЫѢ,
ГОРАМИ /хвил'/У ПОДЫМАIЄ(ТЬ).
Восстановите украинский текст, учитывая закономерности развития гласных древнерус. языка в украинском (ср. [6. C. 3]).
5. Проанализируйте пути возникновения звука i:
Носорiг свiй нiс у лiс був yнic та в piв улiз.
Кiт на piг йому залiз, носорiг як мiг, так вiз.
Комментарий: встречается и форма носорог [7. С. 39], однако словари ее не отмечают; кiт "кот"; рiв "ров", ср. у Сковороды: не видя перед носом рова [4. С. 61], род. пад. - рова; piг.
6. Процесс перехода О, Е в I в "новом" закрытом слоге осложнен аналогиями внутри парадигм. Проанализируйте следующие примеры: лит. мозок, мозку, мн. ч. мiзки "мозги", "Водив по мiзку каверзу" (Котляревский) [8], "Нехай у тѢх мозок рвется, Кто высоко в гору дмется" (Сковорода) [4. С. 48], дмется относится к инфинитиву дутися, ср. вздыматься.
7. М. Вовчок дает в своих произведениях ряд вариантов удвойзi и удвiйзi, попiвна и ляховна; богдай, лит. бодай "чтоб!" и магайбi (из "помогай бог"), спасибi; пестiння "забота", нiження и рiшення; у вiзок "в возок", лит. возок, вiзка (род. пад.) вiз "воз" и "вёз"; в вiчi "в глаза"; вiсень, лит. осiнь, слав. *esenь , ср. вiciм, общеслав. *(v)osmь [9].
8. В литературном языке: piд, роду, но народ, народу, хiд, ходу, пiшохiд, рiжнорiдний "разнородный". В орфографии ·начала века встречалось: нарiд, рiжнородний, пiшоход "тротуар, пешеход" (ср. [10]).
9. В нормативной речи в безударной позиции противопоставление Е - И нейтрализуется в звуке близком к И. Проанализируйте следующие рифмы [6. С. 7-54]: вiдпочинем "отдохнем" - одчинить "откроет", говориш - море, люди - буде, дiвоче - очi, химерний - зверне, брате - багатий, бачить - плаче, люде "люде (вин. мн.)" - губить "губит"; гори - море.
10. В ряде диалектов безударное О не отличается от У. Как этот тип редукции проявляется в литературном языке? Примеры: яблуня, древнерус. ЯБЛОНЯ/ЯБЛОНЬ, парубок, мачуха; будяк, древнерус. БОСТИ "колоть"; зупинка "остановка" и спинити "остановить", зустрiч и зустрiти, рисувати и рисований, малювати и мальований. Л.А. Булаховский отмечает как архаизм ("риса, що її немa в сьогочасному лiтературному вжитку" - черта, которой нет в современном литературном употреблении [11. C. 15]) использование И.П. Котляревским следующих форм: мудровать, посумовавши, вгамовавсь "опечалившись, успокоился"; сивушкою почастовавсь "сивушкой угостился", розказовати, танцьовав и др. Определите источник гласного У.
11. Современный украинский лингвист пишет о речи учащихся: "Вплив iнтерференцiї" особливо вiдчутний у вживаннi наголосу (использовании ударения). Учнi (учащиеся) говорять "дровá" (зам. дрóва), "дóчка" (зам. дочкá), "коромúсло" (зам. корóмисло), "кýхонный" (зам. кухóнний), "поря'дковий" (зам. порядкóвий"), одúнядцять" (зам. одинáдцять), "сердúтись" (зам. сéрдитись), "високó" (зам. вúсоко) [12. C. 47], [14], [15].
12. Русинский язык в Югославии имеет некоторые черты, сближающие его с южнославянскими языками, но в основе своей остается близким к восточнославянским. Определите специфику русинского вокализма, сравнивая примеры фраз с их украинским переводом: Нєсол вон єдну красну рибу. - Hic вiн одну гарну рибину. Поведз, але щиро, цо найволїш. - Повiдж, але щиро, що най(бiльше) волиш. Живот ми (дат. пад.) прешол а я нє жил. - Життя моє пройшло, а я не жив. Глава му (дат. пад. "ему") ше билєє як шнїг, а округла и полна твар му ше швици. - Голова його бiлiє як снiг, а округла i повна твар його свiтиться. Лїца їм ше червенєю, руки їм жимнєю. - Лиця у них червонiють, руки в них стають зимними [14. C.102-106]. Пояснения: несол "нес", словац. nesol; лит. красний "красивый" - устар.; повiдж - архаичная форма к повiсти "скаpать"; вóлити - в укр. лит. устаревшее; постпозитивные местоименные энклитики, стоящие в дат. принадлежности, переведены по смыслу; твар - в укр. лит. редкое, обычно лицé; лúця - в укр. лит. редкое, обычно щоки; при переводе ше (возвратной приглагольной частицы) дословности соблюсти не удалось; можно представить себе укр. зимнiти "становиться холодным, мерзнуть", но в словарях этого слова нет, точное семантическое соответствие русинскому жимнец - укр. лит. мерзнути.

Тема 4. Специфические черты о6щеславянских фонетических процессов в украинском языке

Ниже общие закономерности формулируются в терминах условной общеславянской реконструкции. Основное внимание уделяется анализу отдельных примеров, иллюстрирующих конкретные расхождения между украинским и родственными языками.
Группа *tort : укр. шкаралупа, рус. скорлупа, чеш. škaraloup, старослав. СКРАЛОУПА; укр. и рус. горностай, чеш. hranostaj; укр. короп, рус. карп. Все три слова уникальны: в первом имеет место замена О на А, ср. выше; во втором развитие отличается о обычного по причине скопления сонорных р-н; этот случай правдоподобно объясняется, если принять, что вибрант обладает в этой позиции слогообразующей вокаличностью, или представить группу р-ъ-н; то же в рус. скорлупа. Слово карп при первом заимствовании дает укр. короп, серб., макед., болг. диал. крап (вокализм указывает на значительную древность; второе название произошло в новое время, возможный источник - французский, результаты малоразличимы, оригинальна перестановка в чеш. kapr, словац. kapor.
В редких случаях группа *tert не приобретает лабиализацию, как в молоко, полова "мякина", ср. старослав. МЛ?КО, ПЛѢВЕЛЫ [19. С. 30, 42]: укр. ожеледиця "гололедица", старослав. ЖЛѢДИЦЯ; укр. селезiнка, рус. селезёнка; рус. железа и жлиjезда при укр. залоза (дистактная ассимиляция ж-з, как и в укр. залiзо "железо"), в диалектной речи сближаемом лизати "лизать", диал. зализа "миндалина". Укр. пелюшка "пеленка" не является рефлексом этой группы звуков.
Начальные гласные в сочетании с плавными в украинском иногда трудно узнаются из-за позднейших фонетических изменений: розум, розряд, но: рiзниця "разница"; рiлля "пашня" - древнерус. РОЛИЯ, связано с ОРАТИ "пахать"; лiкоть "локоть" - лiктi. Привлекает внимание вокализм слова раб. Он имеет явно южнославянский характер в восточнославянском регионе. Можно согласиться с мнением Л.П. Якубинского о том, что движение слов в данном случае параллельно с движением рабов [18. C.12].
Слоговые плавные: корм, горло, гордий, верх, серце, смерть. Особого внимания заслуживают древнерус. -ЪЛ-: довго, стовп (оглушение конечного -п закрепилось и в косвенных падежах: стовпа), повний, жовтий, товстий, вовк, пожовклий "пожелтелый"; товкти "толочь", последнее восходит к чередованию *ТЪЛК-/ТЕЛК-, старослав. ТЛѢШТИ. В некоторых случаях (перед в) ов упрощается: мова, ср. рус. молва; зовиця, ср. древнерус. ЗЪЛВЫ "золовка"; также сонце "солнце", гдe упрощение по другой причине. Другой способ избежать согласных - "второе полногласие": терен "терн", дерен "дерн", човен "челн", повен "пóлон", ср. рус. веревка, золовка.
Прежде всего, сочетания плавного с редуцированным в украинском дают ри (древнерус. РЫ/РО) и ли (древнеpyc. ЛЫ/ЛО) как результат развития РЪ и ЛЪ, но и РЬ и ЛЬ в украинском дают тот же результат без мягкости плавных согласных по причине совпадения Ы и И в укр. и. На этот процесс накладываются результатами междиалектного взаимодействия в восточнославянском регионе, что дает сложную и противоречивую картину. Таблица позволяет сопоставить материал трех языков:
 
украинский белорусский русский
дрижати дрыжаць дрожать
тривога трывога тревога
кров кроў кровь
кривавий крывавы кровавый
кровний кроўны кровный
кров'яний крывяны кровяной
глитати глытаць глотать
глотковий глотачны глоточный
блоха блыха блоха
ложка лыжка ложка
бров брыво бровь
чорнобривий чарнабрывы чернобровый
 
В польском находим łyżka "ложка", из белорусского.
Редуцированные И и Ы в позиции перед йотом дают в укр. яз. только И: мию, рию, тугий, святий, руський. Однако в окончаниях прилагательных на -ний/-нiй возможно i: синiй, книжний, стар. книжнiй [11. С. 24]. В украинском абстрактные на -ие существительные в результате выравнивания основы имеют Ø (в род. пад. мн. ч.): чекань "ожиданий". Слова на -ття имеют вторичное окончание: життiв "жизней", чуттiв "чувств", почуттiв "ощущений". В русском написание житий - уступка старославянской традиции, ср. древнерус. МУДРОВАНЕЙЦЕ, ПИСАНЕЙЦЕ, где на месте сильного И редуцированного [3]. В позднем старославянском: ДЬРЗНОВЕНЮ (дат. ед.), СЪВРЪШЕНЬIЄМЪ [17. c. 72]. Обозначение слабого редуцированного не опирается на слух, судя по колебаниям: пропуск или серия букв Ь (ерь), I ("и" десятеричное), "йот" в составе IЄ [17. С. 72]. Ср.: укр. вiстей "вестей", диал. вiстий.
Носовые гласные в восточнославянских языках иногда совпадают с неносовыми еще в до письменную эпоху. Это явление дифференцировано территориально, поэтому украинский и белорусский языковой материал значительно обогащает картину: общеслав. Ę - рус. дёсна, укр. ясна (мн. ч.), диал. ясла, десна; рус. ястреб, белорус. ястраб, укр. яструб; рус. и укр. петля, ср. пол. pętla; рус. заяц (а в суффиксе чередуется с Ø).

Материалы для исторического комментария и практические задания

1. Разнодиалектный материал в украинском литературном языке дает возможность определить два основных типа рефлексов сочетаний гласных с плавными: а) полон "плен", полону, порох, пороху, ворон, ворона, короб, короба; б) порiг, порог, корова, корiв, ворота, ворiт. Укажите, какой вариант древнее.
2. Укр. срiбло, рус. серебро, белорус. серабро и срэбра соотносятся со старослав. СЬРЕБРО. Как объяснить существование вариантов сребристый и серебристый в русском языке? Ср. рус. диал. злато-серебро, укр. арх. серебро [1. Т. 4. C. 115]. Историю плавных проясняют параллели: белорус. талерка "тарелка", рус. февраль из латинского februarius.
3. Укр. криниця "колодец", ср. криницами (1433), крыницами (1445), белорус. крынiца "источник, колодец" соотносится с древнерус. КРЕНИЦА/КРИНИЦА [3. С. 58]. Восстановите праславянский вид корня, ср. крихта "кроха", тривога "тревога", диал. укр. слиза "слеза".
4. Стык основы на заднеязычный и дифтонгического по происхождению окончания в древнерусском дает эффект второй палатализации: ВЪЛЦИ, ДРУЗИ, ДУСИ. В украинском, на вовцi "на волке", во друзi "друзья", в дyci "в духе". Что дополняют к истории форм в русском языке примеры из древненовгородских берест: на лугѢ "на реке Луге", на отроке, кълътъкѢ (вин. пад., мн. ч.) - вид серег, къ лукѢ [25. С. 68]?
Укажите источник пол. łuk (оружие), ср. серб. лук, македон. лак, болг. лък, словен. lok, старослав. ЛѪКЪ.
6. Проанализируйте с точки зрения исторической фонетики два восточнославянских перевода стихотворения П. Верлена:
 
Дождж у сэрцы мaiм
Як над горадам дождж;
Стомы, жальбiшчаў дым,
Скуль ты у сэрцы мaiм?
… Найлюцейшая з кар
Нявядома за што -
Без нянавiсцi, мар
Майго серца кашмар.
Iз серця рветься плач,
Як дощ iллеться p неба.
Вiд зради чи невдач,
Вiдкiль цей тужний плач?
…Вiд муки дiтись нiде,
Рве серце марний жаль.
Любовi й зненавиди
Нема, а дiтись нiде.
 
Сравните данные тексты [26], [27] с переводом Б. Пастернака:
 
И в сердце растрава,
И дождик с утра.
Откуда бы, право,
Такая хандра.
... Хандра ниоткуда,
Но та и хандра,
Когда не от худа
И не от добра.
 
Дополнительные соответствия: па зямлi - по землi, без прычын - без причин, льецца - ллеться, дождж - дощ, песня дажджын - спiви зливи, па страсе - по крiвлях.
6. Ниже приводится фольклорный текст и транскрипция. Запись была произведена в с. Хорошем Новосибирской области в 1983 г.
 
Текст
Транскрипция
Як пiду я шугом-лугом,
ну-да, ну-да, ну-да-я!
Там мiй милий оре плугом,
а-я-я!
А вiн оре ще й гука …
Чорних волей поганя …
Як понесу йому iсти …
Ще й не скаже рядом сiсти.
Як понесу йому пити …
Ще й не стане говорити.
Вiн напився, вiн наївся...
Ще й на шляпу похилився...
Чого лежиш, ще й не ореш,
Ще й до мене не говориш?
А я лежу та й думаю.
Коло себе другу жiнку маю,
а-я-яй!
[йак-п'iду-йа / шугом-лугом //
нуда-нуда / нудайа //
там м'iй-милий / оре плугом //
а / йа / йа //
а-в'iн оре / шче-й гука //
чорних волей поган'а //
йак-понесу / йому йисти //
шче-й ни-скаже р'адом с'iсти //
йак-понису / йому пити //
шче·й ни-стане / говорити //
в'iн-напиўс'а / в'iн-найиўс'а //
шче-й на шл'апу / похиелиўс'а //
чого лежиш, шче й не ориш,
шче-й до-менеи / ни-говориш //
а-йа лежу / тa-й думайу //
коло ceе друў / ж'iнку майу //
а / йа / йай]
 
Комментарий: шугом - по происхождению междометие [1. Т. 4. С. 517], гукати "звать", похилитись "наклониться".
В транскрипции дефис соединяет клитику с ударным словом, побочное ударение не обозначается: a-вiн, здесь основное ударение в синтагме падает на оре. Знаком (о) обозначены ударения стихотворные, более сильные, чем обычные: лижúш "лежишь". Чорних волей (диал.) - лит. чорнi воли (вин. пад., мн. ч.).
Специфика народного стихотворного текста состоит в особой трактовке слога: гука, поганя - лит. гукає, поганяє, "коло се(бе) дру(гу)" произносится скороговоркой.
Сравните с транскрипцией русского перевода и прокомментируйте текст исторически.

Тема 5. Перестройка фонологической системы после падения редуцированных гласных

Принципиальное сходство изменения редуцированных в восточнославянских языках не означает абсолютного сходства решений в конкретном слове: укр. впав (1 слог) - рус. упал (2 слога), узгiр'я - взгорье (белорус. узгор'е) [20. C. 20-21], [24. С. 865], увiйти "войти", зiм'ятий "смятий"; арх. зiходило сонце "сходило сонце", зопиняти - спиняти "останавливать"; лит. схне "сохнет", пхне "пихнет", ссе "сосет" [9].
В литературном языке ослабление звонких в позиции редукции носит особый характер: они обычно сохраняют отличие от глухих. В диалектах юго-запада оглушение идет последовательнее: "глухi приголоснi замiсть дзвiнких перед глухими" [28. С. 8] - глухие согласные вместо звонких перед звонкими появляются перед исчезнувшими ерами: дощ, юпка "род мужской одежды", стовп, тхнути (д'хнути "дохнуть" [9. С. 45]) - в этих словах глухой согласный закрепился во всех позициях. Иначе в лит. йорж "ерш", бджола "пчела", дати джосу (чосу) "дать нагоняя" Находим у Г. Сковороды: лоточка "лодочка".
Стык между словами дает ряд особых фонетических явлений. Яркое отличие украинского языка состоит в следующем: если на стыке слов встречаются звонкий и сонорный звонкий сохраняет свои характеристики: Що[б] людському щастю дбанок свiй надбати, // Що б радiла з мене Українa мати... (А. Малишко). Тождественно перед гласными: наза[д] у лiс, кня[з'] Iгор, мi[ж] обох "между обоими" [29. C. 134], [30. C. 299-315], ср. [31. C. 55].
Близко по времени к падению редуцированных и изменение Е в О перед твердыми. Хронологические рамки этого процесса расплывчаты: первые примеры встречаются в ХIII в. [29. С. 77]. М.А. Жидович предлагала такую относительную хронологию этого явления: "Першапачаткова пераход Е ў О адбыўся толькi посля шыпячых i J перад цвёрдымi зычнымi, незалежна ад нацiскнога становiшча гуку Е. Гэты пераход адбыўся ва всёй усходнеславянскай мове. У дальнейшим-жа ён быў абмежаваны нацiскам: село > сёла, сестра > сёстры". Первоначально переход Е в О произошел только после шипящих и J перед твердыми согласными независимо от ударного положения звука Е. Этот переход произошел во всем восточнославянском языке. В дальнейшем он был ограничен ударением: село ~ сёла, сестра - сёстры [32. С. 54-55]. Это утверждение не учитывает, видимо, ряда деталей: укр. сестры прямо выводится из древнерус., нет нужды в таком простом случае предполагать серию: СЕСТРЫ - cёстры - c[э]стры; в севернорус. сёлó нет оснований видеть более новое явление, чем в восточнослав. ч[о]рт. Обратившись к материалу диалектов, выделяем: а) белорусский, русский литературный, южнорусские говоры, которые связывают эту лабиализацию с ударным слогом, и б) украинский, польский, северно-русские говоры, которые сохраняют лабиализацию безударного О. Данное явление, обнаруживая в славянских диалектах общую типологию, не может сводиться к серии этапов из-за расхождений в диалектном материале. В украинском, действительно, обращает на ceбе внимание ограниченность условий перехода: "Лабiалiзацiя голосного Е пiсля шиплячих та у позицiї перед споконвiчно твердим приголосним..." [23. С. 142], однако этот переход мог быть параллельным по времени севернорусской и другим разновидностям "третьей" лабиализации. Древнейшие примеры: ЧОРНЫМЪ, ШОСТАКЪ, ЖОНА, IЄOMУ (XIV-XV вв.). Укр.: вечорá (мн. ч.), вéчора (род. пад.) - вечiр, щока, пшоно; чаго, чому и чом "почему", но: почiм ("Почому хлiб и сiль почiм" - по с дат. и мест. пад.). Украинский вариант "третьей" лабиализации можно считать региональной краткостной параллелью к общеславянскому расширению артикуляции "ять" после шипящих и "йота": КPИЧАТИ, СЛУШАТИ, БѢЖАТИ, IЄСТИ. Касательно ограничений перехода "ять" последующим мягким ср.: севернорус. кричал - криче[л']и, пол. krzyczał - krzyczeć "кричал - кричать".
Процесс затрагивает звук Е различного происхождения: жона, йшов, чорт. Это дает возможность считать, что переход Е в О произошел после изменения редуцированных и, может быть, был им о6условлен. Можно сказать, что фонологический смысл перехода Е в О состоял в том, чтобы разгрузить фонему Е, полнившуюся после совпадения Ь, Ѣ и Е в одной единице [33. C. 128]. При этом не следует забывать, что тенденция к продвижению перед твердым назад существовала и теперь была лишь фонематически "переоценена". Трактовка древних примеров затрудняется тем, что знак "йотованное О" был уже занят для Ю (из IOY).

Материалы для исторического комментария и практические задания

1. Восстановите древнерусский вокализм по следующим формам: вогонь - вогню - вогник, мох - моху, хто - кого, дьоготь - дьогтю, гонець - гiнця, кiнець - кiнця - конче "обязательно", нащадок, -дка "наследие <наследник>", рот - рота, лоб - лоба, один - осiнь - oceнi - осiнню - восени "осенью" (нар.), восьминiг "осьминог", вiтчизна "отчизна", кинений "кинутий", ciм "семь".
2. Древнерус. ЧЬСТЬ в контаминации с ЧАСТЬ дает в укр. и белорус. глагол со значением угощать: частувати, частаваць. Как с ними соотнести пол. częstować?
3. Прокомментируйте изменения дифтонгов: рус. клюв, укр. клюв и клювак, болг. клюн, ср. рус. клёв. Арготическое рус клёвый - грецизм, κλέος, "славный", сближенный по созвучию с этим корнем. Ср.: КJIЕВЪ "клювъ" [3. Вып. 7. C. I56], [33. Вып. 10. С. 82].
4. Сравните приводимые ниже тексты: Корчагин охватил голову руками и тяжело задумался. - Корчагiн охопив голову руками й тяжко замислився". - Корчагiн абхапiў галаву pyкaмi i цяжка задумаўся. Комментарий: охопити - обхопити в отличие от укр. обхватити означает не столь активное действие. Употребление более точного соответствия рус. охватить вызвало б ощущение, что герой поймал свою голову. Замислитись "задуматься", но задумати, "замислить", замислений "задумчивый". Попытайтесь дать древнерус. транслитерацию этой фразы, ср.: Кърчагынъ о(бъ)хватилъ (iєсть) голову руками и тяжько задумалъ ся [22. С. 201-202].
Утрата Ь в начальном слоге приводит к отпадению "йота" в начале слов: голка, гра, мати "иметь", но iм'я, iскра, iстина, где первый слог под ударением. Объясните совпадение из и с(ъ) в украинском и белорусском: небозвiд "небосвод", з'їсти "съесть", зiбрати "собрать", iзi мною, iз тобою, з нами, з дому, з нас, з мене, iз землi, з папера "из бумаги", белорус. здрада "измена", змяты "измятый", знасiць "износить", зжаць "сжать (злаки)", згрэбцi "сгрести", змова "сговор". Какой вариант приставки древнее: сусiд "сосед", зустрiч - зустрiти (арх. зострiти "встретить")?
Гласные протезы, возникшие в начале слова после падения редуцированных, иллюстрируются следующей таблицей:
 
Украинский
Белорусский
iкла "клыки", iмла / мла "мгла", iржа / ржа "ржавчина", iльняний - арх. лянний "льняной", моховий, арх. iмховий, iрвати - рвати, iржати "ржать". iржавы, iрдзець, iржанне, iльдзiна, iлганне, iлгун, iльняны, аржаны, альняны, аўторак "вторник", iрваць, iкол "клык", iкласты "клыкастый", iмга - iмгла "мгла", iмглiсты.
 
Прокомментируйте: вiвторок; як iк великодню "как к пасхе", а ми iзмовкли "а мы смолкли" [9. С. 262, 335]; диал. арх.: Iвга заробила в мене грошенят на байбарак iд Великодню [1. Т. 2. C. 196], здесь: байбарак - крытая женская шуба, "к" из (со взрывным), которое возникло из озвонченного перед фонематически сонорным в [23. C. 157], [32. С. 60].
5. Единообразия в распределении начальных протетических согласных нет уже на общеславянском уровне реконструкции, обычно считается восточнославянской чертой отсутствие "йота" пеpeд У: уродливый - юродивый, однако укр. юшка "бульон" - рус. уха: старослав. ЮГЪ - древнерус. УГЪ, но: серб. jуг - ужина "прием пищи". Укр.: вiн, вона, воно - белорус.: ён - яна - яно.
Укр. їжaк - белорус. вожык. Укр. горiшина "орешник" и гopix "горох". Определите происхождение протетических начальных согласных: белорус. вусень "гусеница" - укр. гусениця, ср. рус. заусеница, болг. въсеница; укр. вiкно - рус. окно - белорус. вакно; укр. гострий - рус. острый - белорус. востры, белорус. айчым "отчим" - укр. вiтчим и отчий (поэт.).
6. Объясните колебания в составе гласных, анализируя позицию слова в тексте: "Iще весни немає, Ще нема, || Але вона в менi уже спiває" (В. Соссюра), "Така вже вдача собача" (пословица о трудном характере), "Удачi не маю, от i не спiваю" (способностей), "Куди йдем / йдемо?", "Iдемо мiстом (по городу), "Не принялись три ясени, топо?ля всихала", "Верба усохла, похилилась" (Т. Шевченко), "Жила собi - удова", "Жила-була вдова", "Стала їсти й пити", "Iменник i займенник" (существительное и местоимение).
7. Определите происхождение I и И в тексте:
"Я знайшов при кiнцi кiлька бiлих сторiнок,
Кров'ю серця на них напишу -
Про життя бунтiвнично-свавiльного вчинок,
Чим живу i дишу..." (В. Еллан-Блакитний).
Свавiльний - "самовольный", учинок - "поступок", бунтiвник "бунтовщик", кiлька - "несколько".

Тема 6. Основные процессы в области согласных

Сочетания согласных с "йотом", возникшие после падения редуцированных, в украинском подвергаются ассимилятивным изменениям типа Т'Й в Т'Т': ЖИТИЕ - укр. життя, в группе согласных удвоения не происходит: безсмертя, ср.: суддя, но милосердя, спересердя "в сердцах". Губные мягкие распадаются по формуле: П', в ПЙ: оп'ять (прост. вп'ять), об'ява "объявление", зв'язати, слов'янський, м'ясо (диал. мнясо). Те же изменения характеризуют новые группы ПЙ: п'ють "пьют", здоров'я, б'ю "бью". В диалектах возможно развитие Л-эпентетикум в новых йотовых сочетаниях - здоровля. Исключение составляют: свято "праздник", морквяний "морковный". В этом случае, и в рус. клеймение, группа из трех согласных упрощается счет последнего: "Народ выговаривает и св'ятий, и сватий, и светий, и сьватий, и сятий [1. Т. 4. C. 111].
Особый случай перехода ПЙ в ПЛ' по аналогии с формами 1-го л. ед. ч. дают глаголы второго спряжения в 3-м л. мн. ч. люблять, гублять, тямлять "соображают", куплять.
Отвердение конечных губных аналогично отвердению их в южнорусского наречия, других славянских языках: сiм "семь", голуб, кров, ср.: семнадцать, восемнадцать, где средина слова закрепляет орфографически отвердение, избегаемое в словах семь, восемь в русской литературной речи.
Отвердение Р в западных говорах происходит во всех позициях: РАСШИРАЮТЬ (XIV в.), расно - лит. рясно "густо", господару "хозяину", трох "трех". В типологическом плане этот процесс естественно дополняет отвердение иных альвеолярных: Ш, Ж, Ч, характерное в разной степени для всех восточнославянских диалектов. В литературном (в отличие от южных говоров) отвердевает лишь конечный Р: лазур - лазурi, гончар - гончаря, дiгтяр - дiгтяря, но новое: глазурь. Ср. также в срединной позиции: укр. гiркий - рус. горький. Этот процесс проявился уже в орфографии Г. Сковороды: "Лyчше мнѢ сухар з водою, Нежели сахар з бѢдою". Орфография Б.Д. Гринченкo ориентировалась на южноукраинское произношение: вiвчарь - вiваря "овчар - овчара", комарь - комаря.
Мягкость-твердость согласных в заимствованных словах. Переднеязычныe взрывные не смягчаются: титан, фантастика, диплом, но: балтiйський, президiя (перед йотом). Переднеязычные фрикативные и аффрикаты: ситуацiя, синус, система, но пеpeд йотом или гласной: резигнацiя, Азiя, сiонiзм. Сонорные: лiрика, лiтр, лiлея, римлянин, рима "рифма", рикошет, нiтрофарба "нитрокраска", нiкель. Таким образом, выбор слога TI или ТИ осуществляется по иным принципам, чем в русском и белорусском: фантастычны, сiстэма, рэпетытар, тыгр.
Губные согласные: пiонep, вiза, бiологiя, фiлолог; бетон, медик, фiзик, фiльм, мiкрофон, мiлiметр. В давних заимствованиях: бинт, вино, миля - проявляется стремление передать твердые губные.
Заднеязычные согласные: кiно, xiтон, логiка. В давних заимствованиях: кит "кит", киргиз, химера, химерувати, хирний, гицель "шкуродер".
Если слово заимствовано устным путем, возможна путаница твердых-мягких без опоры на оригинал: шлюб "супружество" - из пол. ślub "клятва, брак", сльота "ливень" - пол. słotа, надро "персь" - пол. niadro. Ср. рус. вензель - пол. węzeł с твердым на конце.
Специфичными для украинского языка (литературного в меньшей степени, чем диалектного) являются некоторые малочастотные фонетические процессы. Чередования мягких согласных с Й: приньмит / приймит "приемыш" (Г. Квитка), пiньмати "поймать", заньмати - лит. займати "занимать". "Гуде ... як у вуленi" - гудит ... как в улье [9. C. 270], ср.: укр. лит. вулик - рус. улей. Редкая форма усéнь соответствует диал. усей "весь" и образовалась от древнерус. ВЬСЬ+И - полной формы от ВЬСЬ "весь" [1. Т. 4. С. 355]. Варианты слова: порадив "посоветовал" и пораїв, пораївся, пораявся, довольно частые у писателей прошлого (Т. Шевченко, I. Карпенко-Карый, Г. Квитка) соотносятся с белорус. радзiць, раiць "советовать". В отличие от белорус. раiць, серб. Вла(д)ис(л)ав, двана(д)ест "двенадцать, рус. разг. хоит "ходит", украинский сохраняет интервокальный й в произношении.
Аффрикаты ДЗ и ДЖ считаются инновацией [23. С. 165-167]. Обычно ДЗ соответствует начальному З в древнерусском: дзвiн "колокол", дзига "юла", дзеркало "зеркало", дзвякати, дзиготiти "стрекотать", дзус! "прочь!", дзьоб/дзюб "клюв". ДЖ является результатом развития общеслав. Д в сочетании с "йотом": укр. лит. ходжу - диал. ходю, хожу; сиджу - сидю, сижу; раджу - радю - раю; походжавши "похаживая", обiдати (Г. Квитка) Иногда чередование ДЗ/ДЖ в начале объясняется взаимодействием с западнославянскими системами: дзбан - джбан.
Единичными примерами представлено чередование Х/С/В: древнерус. КОЛЫХАТИ (где Ы из индоевропейского *ū, после которого ожидается переход С в Х), однако укр. колисати, колиска "колыбель", укр. хмара "туча" - рус. хмурый, рус. диал. смурной, укр. позiхати - рус. зевать, укр. вжахнутися - рус. ужаснуться. Чередование Х/В характерно для cepбского, где Х в диалектах, ослабляясь до Ø, заменяется более устойчивым В: сув - сух, глув - глух, смев - смех, ср. рус. успех - успевать, укр. диал. коливати - лит. калисати.
Случаи перестановки согласных внутри основы слова отмечаются во многих языках. Слово продолжает узнаваться в новом виде, так как для говорящего слово не только цепочка, но и единица (атомарное явление). Иногда метатеза объясняется стремлением к благозвучию, по-разному понимаемому в разных коллективах говорящих: рус. диал. берёжая "жеребая", серб. гомила "куча" (из МОГЫЛА), сближаемая далее с гром - громила, укр. диал. доломина, довомина "гроб" - укр. лит. домовина. Иногда же перестановка обусловливается позднейшими этимологическими сближениями: рус. ладонь (ладить), древнерус. ДОЛОНЬ, вологод. долонь, укр. долоня, белорус. далонь. Укр. капостный "пакостный", суворий "суровый", ведмiдь "медведь", но диал.: "Затанцює нам як циганський медведик" (Я. Голан).

Материалы для исторического комментария и практические задания

1. Объясните написание двойных и одиночных согласных: пришестя "пришествие" - шиття, зiлля "зелье" - кропля "капля", спросоння - сонячний "солнечный", галуззю "веткой" - галузевий "веточный", мiццю "силой" - силомiць "силком".
2. Как соотносятся укр. косар, вiвчар, комар, знахар, с русскими косарь, овчар, комар, знахарь, если укр. формы род. пад. ед.ч.: косаря, вiвчаря, комара, знахаря. Ср. также: вихор (вихрь) - вихору / вихру, вихор (чуб) - вихра.
З. Объясните фонетические причины мены рода: глиб - глибу "глубина", дрiб - дробу "дробь (ружейная)". Ср.: голуб, кров "кровь", вiciм "восемь".
4. Сравните заимствования в украинском и русском написании и объясните различие в мягкости согласных: кiнескоп - кинескоп, локомотив - локомотив, лiтера - литера, лiдер - лидер, соцiалiзм - социализм, нiкель - никель.
5. Объясните, чем вызвано колебание в написании слова панiматка "матушка" у И.П. Котляревского: "Такої ради, пайматусю, Ми iзгадати не могли", "Cвoїx панйматок проклинали".
6. Разделите случаи эмфатического перехода Ж в ДЖ как средства выражения экспрессии и случаи соответствия ДЖ общеслав. *dj: диал. джаворонок и лит. жайворонок, джгут "жгут", джерело "родник" - рус. жерло, джигати "хлестать, жалить", джирчати "журчать", джмiль "шмель", награджу, ненавиджу, арх. повiджу "скажу", посиджу, народження "рождение", походження "происхождение", народжуванiсть "рождаемость".
7. Чем вызвана вариативность звукового состава корня в следующих примерах: "Нирнув - i не спитавши броду || наввиринки пiшла душа" (И. Котляревский), "(Мiсяць) неначе човен в синiм морi, // то виринав, то потопав" (Т. Шевченко), "Любо мiсяцю з зорями в воду поринати" [1. Т. 3. С. 343]. Ср. также: "…то выныряя, то пропав" (С. Есенин). Зоря "звезда", наввиринки "выныривая", ср.: наввипередки "взапуски, наперегонки", наввипинки "навытяжку".
8. Проанализируйте особенности передачи латинских слов в "Энеиде" И.П. Котляревского [8. C. I88]:
Еней, к добру з натури склонний,
Сказав послам латинським так:
... "Один есть Турнус ворог меус (мой),
Сам, ерго (значит), дебет (должен) воювать;
Велять так фата (судьбы), ут (чтобы) Eнeус
Вам буде рекс, Аматi зять.
Щоб привести ад финем беллюм (к концу войну),
Ми зробим з Турнусом дуеллюм,
Про що всiх caнгвiс проливать?
Чи Турнус буде, чи Енеус,
Укажуть глядiус, вель деус (меч или бог),
Латинським сцептро управлять".
Сангвiс и сцептро употреблены в им. пад., однако по роли в предложении предполагаются винительный и творительный.
Г-взрывной встречается в ряде украинских слов, напр.: диал. бадог "жестянка, сосуд", газда "хозяин" [38. C. 241-246]. Определите, в каких случаях взрывной пришел в заимствовании, а в каких объясняется стремлением к экспрессии: гвалт, гвинт, ге-ге-ге (подражание крику гусей), гава "ворона", горсет "корсет", гудзик "пуговица", гуля "шишка", гамнути: Жiнка сало гамнула, Ta нa кота звернула" [1. T. I. С. 346]. Ср.:, пол. gwalt "насилие", guz "шишка", gula "опухоль", франц. соrsеt, из нем. в пол. gwint "резьба".
9. Определите различие в границах I палатализации: укр. ластiвчин, матчин, матiнчин, ворожчин, дружчин, подружин, свекрушин, чепурушин, невiстчин; рус. ласточкин, матушкин, ворожейкин, дружкин, подругин, свекровкин, ср.: серб. майкин и майчин. Почему рус. блошиный (наряду с фамилией Блохин) не является примером такого же отклонения?
10. Как соотносятся со старослав. ТЪШТЬ "тощий" укр. натще / натщесерце (диал. нащесерце, ср. ще "еще"), серб. наште срца, пол. na czczo "натощак"?
11. Сравните процессы межсловного стыка: пер[ж] за все "прежде: всего", шля[г] запозичення - "путь заимствования" , слi[д] вважати - "надо полагать", i[з] словацького, [у] тому числi, вi[д] неї - "от нее", ря[д] монографiй, я[г] бачимо "как видим", посу[д], у якому варять їжу - "сосуд, в котором варят пищу", тако[ж] спiрнa - "также спорна".
12. Прокомментируйте исторически следующий текст, определите время возникновения звуков: индоевропейский, общеславянский, древнерусский или собственно украинский. Текст:
Роздули ми горно, ще нерухоме вчора, -
й ковадла зорнiй спiв до працi дзвiнко зве ...
Конає свiт старий, де осiнь жовтозора
на золотих човнах до заходу пливе (В. Соссюра).
Комментарий лексический: нерухомий "неподвижный", ковадло "наковальня", зорнiй "заревой", спiв "пение", праця "работа", звати, зву, звеш "звать", конати "гибнуть", жовтозорий "желтоглазый", ср. зiр, зору "зрение", заход "запад".
 

Литература

1. Словарь украинского языка / Под ред. Б.Д. Гринченко. Т. Т-4. - Киев, 1958.
2. Вайан А. Руководство по старославянскому языку. - М., 1952.
3. Словарь русского языка XI-ХVII вв. - Вып. 1-11. - М., 1975-1986.
4. Сковорода Г. Вірші, пicнi, байки, дiалоги, трактати, притчi. - Київ, 1983.
5. Збiрник вправ i завдань з української мови для 4-8 класiв. - Київ, 1969.
6. Шевченко Т.Г. Кобзар. - Київ, 196I.
7. Веселi хвилинки / Сост. М. П. Усенко. - Київ, 1981.
8. Котляревський I. П. Поетичнi твори. Драматичнi твори. Листи. - Київ, 1982.
9. Вовчок М. Оповiдання. Казки. Повiстi. Роман. - Київ, 1983.
10. Колесса О. Погляд на гiсторiю української мови. - Прага, 1924.
11. Булаховський Л.O. Питання походження української мови. - Київ, 1956.
12. Беляєв О.М. Бiлiнгвiзм i питання iнтерференцiї в мовленнi учнiв. - Київ: Мовознавство. - 1984. - № 1. - C. 41-49.
13. Галан Я. Драматичнi твори. Художня проза. Публiцистiка. - Ки1в, 1983.
14. Дуличенко А.Д. Язык русин Югославии и его соотношение с языками и диалектами карпатско-дунайского ареала (грамматический аспект) // Учен. зап. Тартусского гос. ун-та. 486. - Тарту, 1979. - С. 100-122.
15. Булахов М. Г. Особенности интерференции белорусского и русского языков // Проблемы двуязычия и многоязычия. - М., 1972. - С. 218.
16. Супрун A. Е. Межьязыковая интерференция как психолингвистическое явление // Русский язык и литература в школах УССР. 1977. - № 5. - С. 63.
17. Иванова-Мирчева Д., Икономова Ж. Хомилията на Епифаний за слизането в ада. - София, 1975.
18. Якубинский Л.П. История древнерусского языка. - М., 1953.
19. Никифоров С.Д. Старославянский язык. - М., 1955.
20. Русско-6елорусский словарь. - Минск, 1976.
21. Хрэстаматыя па гiсторыi беларускай мовы. - Ч. 1-2. - Минск, 1962.
22. Кондрашов Н.А. Славянские языки. - М., 1986.
23. Безпалько И.П. та iн. Iсторична граматика української мови. - Київ, 1957.
24. Украинско-русский словарь. - Киев, 1977.
25. 3ализняк А.А. К исторической фонетике древненовгородского диалекта. Отсутствие второй палатализации // Балто-славянские исследования. 1981. - М., 1982. - С. 61-75.
26. Поль Верлен. У месяцавым ззяннi / Пераклад А. Лойкi. - Минск, 1974. - С. 58.
27. Поль Верлен. Лiрика / Пераклади М. Рильского. - Київ, 1968. - С. 83.
28. Ганцов В. Дiалектологiчна класифiкацiя українських говорiв. - Київ, 1923.
29. Панькевич I. Нарис iстоpiї закарпатських говорiв. - Ч. I. - Прага, 1958.
30. Трубецкой Н.А. Основы фонологии. - М., 1960.
31. Пауфошима Р.Ф. Фонетика слова и фразы в северно-русских говорах. - Л., 1983.
32. Нарысы па гiсторыi беларускай мовы. - Минск, 1957.
33. Якобсон Р.О. Избранные работы. - М., 1980.
34. Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд. - Вып. 1-12. - М., 1974-1986.
35. Бурячок А.А. Збiрник вправ з порiвняльної граматики. - Київ, I961.
36. Етимологiчний словник української мови. - Т. 1-2. - Київ, 1983-1985.
37. Лизанець П.М. До етимологiї слiв "бадог" i "газда" в українських говорах 3акарпаття // ХХV. - 1979. - С. 241-246.


куплю серьги недорого в интернет-магазине SkyDiamond.