Русский филологический портал

В. Я. Плоткин

КАК УСТРОЕН АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК?

(Новосибирск, 1999)


 
От автора
Эта книга - не учебник английского языка. У неё другая задача - показать и объяснить тем, кто его преподает и изучает, основные черты внутреннего устройства этого языка и его самые существенные отличия от русского, чтобы помочь им выработать на этой основе оптимальную стратегию обучения и учёбы и осознанно подобрать подходящую для них методику.
Направленность на основное, существенное отличает эту книгу от учебников, где язык описывается полнее, подробнее, точнее. Степень полноты и подробности описания зависит, конечно, от ступени обучения - начальной или продвинутой, но на всех ступенях принято стремиться к самой высокой точности описания. Однако если на передний план выдвигаются основные, важнейшие черты языка, то какие-то его стороны, очевидно, отойдут на задний план как второстепенные, менее существенные и для его устройства, и для овладения им. Как же определяется степень существенности той или иной черты языка?
Овладение языком, будь то естественное приобщение младенца к первому (родному) языку, усвоение нового языка под руководством преподавателя или в повседневном прямом общении с его носителями, проходит через две ступени, на которых достигаются разные цели.
Цель начальной ступени ограничена - на ней необходимо добиться элементарного взаимопонимания с носителями языка, начать объясняться с ними, то-есть хотя бы немного понимать их речь и передавать им простейшие сообщения. Для этого нужно научиться произносить и различать на слух звуки языка, строить и воспринимать простые предложения, овладеть некоторым запасом слов. Однако ограниченная цель позволяет свести к минимуму объём материала, усваиваемого на этой ступени, и снизить требования к качеству его усвоения. Так, из десятков тысяч слов в словарном фонде языка можно обойтись несколькими сотнями. Не обязательно пользоваться всеми грамматическими конструкциями, но большинство из них должно быть усвоено, хотя терпимы некоторые отклонения в их употреблении (ломаная речь). Звуки языка необходимо произносить и распознавать все до единого, но допускаются довольно заметные отклонения от стандарта в их произнесении, которые у ребёнка считатся дефектами речи, а у иностранца - акцентом.
Успешно пройдя начальную ступень, овладевающий родным языком ребёнок или усваивающий новый язык взрослый преодолел главный барьер и вступил в соответствующее языковое сообщество - англоязычное, русскоязычное и т. д. Но он ещё не полноправный его член, и добиться полноправия - цель второй ступени. Для этого необходимо овладеть языком, как говорится, в совершенстве, то-есть пользоваться им свободно, без ограничений, как можно меньше отличаясь своей речью от тех, для кого он родной. Нужно, значит, избавиться от акцента и ломаной речи, довести до нескольких тысяч число активно используемых слов.
Цели двух ступеней различны не только по содержанию, но и по критериям их достижения. Начальная цель оценивается довольно чётко по двухбалльной шкале - "да" или "нет". А вторая цель - это вершина, путь к которой и в родном, и в иностранном языке никогда не завершается, и достижения на нём оцениваются по многобалльной, плавной шкале.
Соотношения между двумя ступенями различны в зависимости от того, руководит ли усвоением языка преподаватель, или же его усваивают непосредственно среди носителей языка. В последнем случае начальную ступень растягивать нельзя, так как младенцу или иностранцу необходимо как можно скорее присоединиться к языковому сообществу. А затем заложенный на ней фундамент позволяет перейти ко второй ступени - обычно неспешному, длительному процессу языкового совершенствования. Чётких вех и рубежей здесь нет, а достигаемые индивидуальные уровни овладения языком образуют непрерывный спектр от приобретённого на начальной ступени минимума до полного и свободного пользования всеми богатствами языка. Заметим, что у некоторых взрослых усвоение нового языка после завершения его начальной ступени практически останавливается по различным причинам, особенно из-за недостаточной личной мотивации или пожилого возраста.
Образно говоря, на начальной ступени приходится довольствоваться черновым вариантом языка, а на второй ступени черновик постепенно превращается в чистовик, уточняясь, пополняясь и очищаясь от изъянов, с которыми приходилось мириться ради скорейшего завершения начальной ступени.
Когда язык изучают под руководством преподавателя не в среде его носителей, грань между двумя ступенями очерчена не так резко. В этом случае обычно нет острой необходимости как можно скорее приступить к общению на новом языке, жертвуя для этого качеством речи. Поэтому обучение с самого начала направлено на точное соблюдение всех языковых стандартов, хотя сразу добиться высокого качества речи на изучаемом языке практически не удаётся. В количественном плане обучение строится на постепенном наращивании запаса слов и арсенала используемых грамматических конструкций. Однако и при руководимом усвоении языка наступает переломный момент, когда обучаемый начинает более или менее свободно общаться на новом языке, что свидетельствует о завершении начальной ступени и переходе на вторую.
При любом способе усвоения языка требуется немало усилий, чтобы сформировать в мозгу сложный механизм управления речью, который должен в полной мере учитывать основные особенности устройства данного языка. Неверно полагать, что механизм, который складывается в мозгу ребёнка при усвоении родного языка, может впоследствии принять на себя управление речью и на любом новом языке; но так же неверно, что для каждого вновь усваиваемого языка заново строится совершенно особый механизм. При владении несколькими языками определёнными общечеловеческими сторонами речи на каждом из них управляет единый механизм, однако в его рамках для каждого языка формируется и свой механизм, соотнесённый со спецификой этого языка. В мозгу между соответствующими механизмами складываются взаимосвязи, которые позволяют учитывать особенности устройства каждого языка в сопоставлении с другими языками.
Механизм управления речью на новом языке формируется в основном на начальной ступени его усвоения, а на второй он лишь отлаживается и совершенствуется. Способность мозга создавать новые языковые механизмы, называемая языковой пластичностью, зависит от индивидуальных факторов, среди которых особенно важен возраст. Наивысшей языковой пластичностью от природы наделены, естественно, младенцы. Она ещё весьма высока у подростков и обычно сохраняется на достаточно высоком уровне в молодости, однако с возрастом постепенно снижается.
Уровень языковой пластичности играет решающую роль в выборе стратегии изучения нового языка. Чем выше пластичность, тем успешнее усваивается язык в прямом общении с его носителями, путем подражания им. Поэтому для детей и молодёжи лучший способ усвоить язык - пожить там, где на нём говорят, и в этом случае им нет нужды разбираться в его устройстве. Но с понижением пластичности падает эффективность подражания, и всё более важным для формирования механизма управления речью на усваиваемом языке становится сознательное проникновение в его устройство, сопоставление его с устройством родного языка.
Эта книга адресуется прежде всего тем, кто приступает к усвоению английского языка, не полагаясь на языковую пластичность мозга, и поэтому ощущает потребность разобраться в том, как устроен этот язык, каковы его существенные отличия от родного языка, что именно в нём представит особые трудности, короче говоря, какого рода барьер предстоит преодолеть. Основное внимание в книге уделяется наиболее существенным чертам внутреннего устройства английского языка, без понимания которых невозможно сознательно сформировать механизм управления английской речью и успешно завершить начальную ступень усвоения языка. Но книга будет полезна и тем, кто продолжает совершенствоваться в английском языке.
Книга, возможно, заинтересует и тех, кого вообще привлекают языки и их строение. Ведь анализ внутреннего устройства любого языка в сопоставлении с другими языками - серьёзная научная проблема, ещё далеко не решённая языкознанием. В книге излагается нетрадиционный взгляд на неё, который исходит прежде всего из единства и внутренней слаженности всех элементов строя языка. Именно такой подход позволяет доступно объяснить устройство английского языка широкому кругу изучающих его и обучающих ему. Однако эта книга - не научный труд, она не предполагает у читателя никаких языковедческих познаний, кроме самых элементарных грамматических понятий, и специальные термины в ней почти не употребляются. А тем, кто глубже заинтересуется изложенными в книге взглядами, рекомендую свою книгу "Строй английского языка", вышедшую в 1989 году в московском издательстве "Высшая школа".

В. Плоткин.

Глава первая

Звуки

1. Звуковые единицы
О невероятных трудностях английского произношения наслышаны все. Однако часть приписываемых ему трудностей на самом деле относится не к самим английским звукам, а к сложным и не очень последовательным правилам чтения, которые устанавливают соотношения между произносимыми звуками и их буквенной записью и по которым одна и та же буква нередко читается по-разному, а один и тот же звук передается разными буквами. Причиной тому консервативность английского правописания, которое сложилось несколько веков назад, с тех пор не обновлялось и давно уже оторвалось от сильно изменившегося за это время звучания слов. Поэтому в учебниках и словарях широко пользуются так называемой транскрипцией, знаки которой, в отличие от букв, соответствуют звукам однозначно. Это вспомогательное средство - своеобразный посредник между английским письмом и звуками. Но транскрипция, несомненно полезная для точного усвоения английских звуков, усложняет обучение необходимостью выучить два разных способа записи слов, и в этой книге она не применяется.
Что же касается самих звуков, то трудности в их произнесении нередко преувеличивают из-за понятного стремления к безукоризненному произношению. Однако практическое достижение такого высокого уровня требует немалых затрат времени и средств и не каждому доступно. А если не стремиться сойти за британца или американца, можно обойтись и без отличного произношения. Ведь многие миллионы людей во всём мире успешно общаются на не родном для них английском языке, вовсе не смущаясь весьма заметным акцентом в своей речи. Да и те, для кого он родной, не следуют единому образцу, которого английский язык, используемый народами нескольких десятков стран, попросту не знает: англичане и американцы, австралийцы и южноафриканцы произносят звуки по-разному и в речи друг друга слышат иностранный акцент.
У каждого языка свой звуковой строй. Это значит, что из огромного богатства звуков, используемых в человеческой речи, каждый язык отбирает сравнительно немного звуковых единиц - обычно несколько десятков, и строит из них строго организованную, присущую только ему систему. Главное в ней - не сами по себе звуки, а четкие различия между ними. Ведь звук как единица системы языка - не точка, а более или менее просторное поле, в пределах которого он может видоизменяться. Его варианты, в том числе и тот вариант, который принят за образцовый, представляют собой точки на этом поле. От вступающего в языковое сообщество вовсе не ждут сразу точного произношения звуков, и на первых порах ему достаточно только различать их в собственной речи и на слух в речи собеседников. Если поле каждого звука представить в виде мишени, то начинающий не обязан, образно говоря, попасть в яблочко, то-есть произнести звук безукоризненно. Успешным будет попадание и в любую другую точку нужной мишени, то-есть произнесение звука с акцентом, а неудачей - только полный промах, который лишит речь всякого смысла или, в случае попадания в соседнюю мишень, извратит смысл.
Следовательно, при описании звукового строя языка нужно не только представить его звуки в образцовом произношении, но и очертить пределы отклонения от него без ущерба для смысла речи. Это позволит овладевающему языком осознанно, сообразуясь со своими потребностями и возможностями, определить нужный ему уровень освоения звукового строя языка - высший, хороший или просто сносный.
Число звуковых единиц в английском и русском языках примерно одинаково - свыше сорока. Однако по соотношению гласных и согласных звуков эти два языка существенно различны: в русском преобладают согласные (их больше тридцати) и очень мало гласных (пять или шесть - мнения специалистов расходятся), а в английском тех и других примерно поровну, то-есть по двадцать с лишним. Таким образом, согласных в английском меньше, чем в русском, зато гласных в несколько раз больше. Понятно, что различия между многочисленными английскими гласными должны быть гораздо более тонкими и соблюдаться строже, чем между русскими гласными. Не свойственные родному языку и потому непривычные, эти различия представляют серьёзную трудность для русских, усваивающих английский язык.
  
2. Согласные звуки
Английские согласные /p/, /t/, /k/ произносятся энергичнее соответствующих русских /п/, /т/, /к/ и сопровождаются заметным придыханием, но эти свойства не существенны для их различения, и поэтому их, а также /b/, /d/, /g/, /m/, /n/, /f/, /v/, /s/, /z/, /sh/, /zh/, /ch/, /y/ можно произносить, как их русские соответствия /б/, /д/, /г/, /м/, /н/, /ф/, /в/, /с/, /з/, /ш/, /ж/, /ч/, /й/.
У согласного, обозначаемого буквосочетанием NG, нет русского соответствия, но его вполне сносно передаёт сочетание согласных /нг/ (как в заимствованном слове гонг из английского gong), которое для приближения к английскому образцу нужно научиться сливать в один звук.
Два звука, которые всегда обозначаются одним и тем же сочетанием букв TH и поэтому никогда не различаются на письме, различны в звучании так же, как и другие пары согласных - глухие /f/, /s/, /sh/ и звонкие /v/, /z/, /zh/. В русском языке этим двум согласным соответствий нет, но они близки к звукам, которые встречаются в русской речи как дефект - шепелявое произношение /с/, /з/. Следовательно, для освоения этих специфических английских согласных целесообразно выделить шепелявые /с/, /з/ как особые звуки и научиться чётко отличать их от обычных /с/, /з/.
В английском нет звука, похожего на русский /х/, который нельзя произносить вместо английского /h/. Стандартное произношение /h/ похоже на знакомый русским звук, который они не воспринимают как речевой - он слышится, когда дуют на свечу, чтобы погасить её, или дыханием оттаивают замёрзшее окно. Без ущерба для понимания можно заменить /h/ согласным, который не входит в русский произносительный стандарт, но широко распространён по всему югу России как местное произношение звука /г/, а в украинском и белорусском языках выступает как стандартное произношение этого звука. Встречается /h/ только перед гласными.
Английский звук /j/ - звонкое соответствие к звуку /ch/. Его можно заменить сочетанием звуков /дж/ (как в заимствованном слове джаз из английского jazz), которое для приближения к стандарту следует произносить слитно, как единый звук.
Соответствия английскому согласному /w/ в русском стандартном произношении нет, но похожий звук русским знаком. В белорусском алфавите для него есть особая буква Ў, аналогичная букве Й. Он широко распространён на юге России как местное произношение звука /в/, когда за ним не следует гласный звук (ўсе вместо все, роў вместо ров), а в украинском языке такое произношение стандартно. Этот звук встречается и в русской речи как дефектное произношение твёрдого /л/ (ўыжи вместо лыжи). Нужно, следовательно, эти нестандартные варианты отделить от звуков /в/ и /л/ и превратить в особый звук /w/.
Поскольку английский язык смягчения согласных в принципе не знает, различение твёрдых и мягких согласных ему чуждо, и звук /l/ можно без ущерба для смысла заменять как русским твёрдым /л/, так и мягким /ль/. Так, слово look может звучать и как лук, и как люк - англоязычный слушатель вряд ли различит эти два произношения. Однако тем, кто произносит русский твёрдый /л/ с отмеченным выше дефектом как /?/, рекомендуется всегда произносить /l/ как мягкий /ль/, который чётче отличается от /w/.
Стандартные произношения английского /r/ и русского /р/ очень непохожи. Оба произносятся движением языка, который в русской речи дрожит, прикасаясь к нёбу, а в английской не дрожит и к нёбу не прикасается. Однако обоим языкам известны и другие произношения этих звуков. Так, в русской речи известен дефект речи, называемый картавостью, при которой дрожит не язык. У разных англоязычных народов, в частности, у англичан и американцев, приняты различные стандартные произношения /r/. С учётом этого в английской речи, не претендующей на высокое качество, вполне допустимо пользоваться привычным русским произношением /р/, как стандартным, так и картавым.
Таким образом, примерно три четверти согласных звуков обоих языков оказываются в целом сходными, и это позволяет без особого ущерба переносить произношение русских согласных в английскую речь. Овладеть вполне сносным произношением остальных, специфически английских согласных может помочь опора на нестандартные (местные или дефектные) варианты произношения русских согласных.
  
3. Гласные звуки
Английские гласные значительно более разнообразны, чем русские, и поэтому гораздо труднее согласных. Русских гласных звуков всего пять: /а/, /э/, /о/, /у/, /ы/; если предшествующий согласный мягкий или /й/, они обозначаются на письме особыми буквами - соответственно Я, Е, Ё, Ю, И. Поскольку английских гласных в несколько раз больше, а в латинском алфавите всего лишь пять гласных букв - A, E, I, O, U, в английской письменности выработаны весьма сложные способы обозначения гласных звуков. Поэтому мы представим здесь английские гласные не изолированными буквами, а в составе слов с типичным для каждого гласного написанием.
Английские гласные подразделяются на несколько типов. Один из них - шесть кратких гласных, представленных в словах: (1) bit, (2) bet, (3) bot, (4) but, (5) put, (6) bat. После них сразу же произносится согласный звук, который обязательно следует за ними, так что они не могут завершать слова. Звуки, представленные в первых четырёх приведённых словах, можно, соблюдая требование краткости, произносить соответственно как русские гласные /ы/, /э/, /о/, /а/, а гласный в пятом слове - как /у/. Гласные из четвёртого и пятого слова на письме обычно обозначаются одной и той же буквой U. Таким образом, эти пять кратких гласных в целом соответствуют пяти русским гласным.
В соответствие не укладывается, однако, английский краткий гласный в шестом из приведённых слов - bat. По звучанию он ближе всего к гласному во втором слове - bet, и поэтому так важно научиться чётко различать гласные в многочисленных парах слов наподобие этих двух. Важнейшее различие - то, что для гласного в bat рот раскрывается заметно шире. Чтобы как-то отразить это различие, в русской передаче принято обозначать один гласный этой пары буквой Е (например, в заимствованном теннисном термине сет из английского set), а другой - буквой Э (например, в имени Sam - Сэм). Но различение bet - bat с помощью противопоставления букв Е - Э может быть ошибочно принято за различение мягкости и твёрдости предшествующего согласного звука, которое английскому языку не свойственно. По той же причине не годится обозначение этого трудного гласного звука русской буквой Я (бят), которая отражает характерный для него широкий раствор рта. Однако само указание на русские буквы Э и Я как очень неточные отражения звучания этого английского краткого гласного можно использовать при постановке его приемлемого произношения. Условно обозначим этот гласный как /э*/.
Особняком стоит ещё один английский краткий гласный звук, который отличается от всех прочих гласных тем, что никогда стоит под ударением. В русской речи на него очень похоже неясное, ослабленное произношение безударных гласных /а/, /о/ (например, в окончаниях слов мыло и мыла). Поэтому, например, конечный гласный звук в слове Russia и первый гласный в слове collect можно произносить как безударный /а/.
От кратких гласных чётко отличаются четыре долгих гласных, которые представлены в словах (1) see, (2) too, (3) saw, (4) spa и которые вполне можно произносить соответственно как /ии/, /уу/, /оо/, /аа/.
Взаимно противопоставленные типы кратких и долгих гласных сходны в том, что их произнесение начинается и заканчивается без изменения качества звука. От них чётко отличаются два других типа гласных, которые в ходе произнесения качественно изменяются: начинаются как полнозвучные гласные, а заканчиваются как несколько ослабленные, полугласные. В русской речи согласный /й/, если за ним не следует гласный звук (например, в слове май), звучит как ослабленный гласный /и/, а в говорах юга России, в украинском и белорусском языках аналогично звучит ослабленный гласный /у/ (например, в белорусском быў = был). Но эти звуки, в определённом положении произносимые как ослабленные гласные, в принципе остаются согласными. А в английском языке есть полугласные, которые близки и к согласным /y/, /w/, и к гласным /i/, /u/, но выступают в особой роли - как конечные фазы изменчивых гласных, звуча примерно так же, как русский /й/ или белорусский /ў/. Ими заканчиваются пять изменчивых английских гласных, которые представлены в словах (1) lay, (2) lie, (3) toy, (4) low, (5) loud и произносятся соответственно как /эй/, /ай/, /ой/, /оў/, /аў/.
Наконец, ещё в одном, самом сложном и трудном типе изменчивых английских гласных конечная фаза содержит специфически английский полугласный звук. По аналогии со звуками, которые близки к согласным /y/ и /w/, он близок к согласному /r/. При стандартном произнесении этого английского согласного язык мало активен, не дрожит, не касается нёба и находится в середине рта, и примерно таково же положение языка, не продвинутое вперед и не оттянутое назад, не поднятое и не опущенное, при произнесении близкой к /r/ конечной фазы изменчивых гласных, которая по звучанию очень похожа на описанный выше особый безударный гласный.
Так завершаются восемь изменчивых гласных, которые представлены в словах (1) bar, (2) lord, (3) nerve, bird, burn, (4) beer, (5) poor, (6) air, (7) our, (8) liar. Гласные этого типа англичане и американцы произносят не одинаково, и в этом состоит одно из самых заметных различий между двумя важнейшими разновидностями английского языка. В стандартной речи Англии буква R, которая всегда присутствует в письменных обозначениях гласных этого типа, не звучит как согласный. В первых пяти приведённых словах /r/ вообще не слышится, а его присутствие находит отражение в удлинённом звучании предшествующего гласного. В словах bar, lord звучат соответственно /аа/, /оо/, то есть те же долгие неизменчивые гласные, что и в приведённых выше словах spa, saw. В словах nerve, bird, burn звучит один и тот же неизменчивый долгий гласный, весьма своеобразный и русского соответствия не имеющий. Он похож на описанный выше всегда безударный краткий гласный, но отличается от него тем, что обычно стоит под ударением и звучит подчеркнуто долго. Некоторое представление о его звучании может дать гласный, которым в русской речи иногда заполняют паузы при заминках и который на письме обычно передают как Э-Э-Э... Удовлетворительных способов отразить этот английский гласный с помощью русских букв нет, и можно попытаться лишь весьма приблизительно передать его как /ёэ/, оговорившись, что две русские буквы ЁЭ здесь передают не два звука и не изменчивый звук, а один долгий звук, который несколько напоминает оба русских звука, но ни с одним из них не тождественен.
Последние пять приведённых выше английских слов (beer, poor, air, our, liar) в британском стандартном произношении содержат изменчивые гласные, которые завершаются полугласным соответствием /r/, похожим на безударный краткий гласный звук /а/. Их можно произносить примерно как /иа/, /уа/, /эа/, /аўа/, /айа/.
Приемлемое произношение гласных звуков этого трудного типа легче выработать, если опираться не на британский стандарт, а на американский. Дело в том, что произношение большинства американцев отличается от британского стандарта заметно более чётким звучанием /r/ в конечной фазе этих гласных, и поэтому американское произношение гласных в словах (1) bar, (2) lord, (3) nerve, bird, burn, (4) beer, (5) poor, (6) air, (7) our, (8) liar можно передать как (1) /аар/, (2) /оор/, (3) /ёэр/, (4) /иар/, (5) /уар/, (6) /эар/, (7) /аўар/, (8) /айар/. Примечательно, что чёткое звучание /r/ автоматически восстанавливается и в речи британцев, когда за /r/ следует гласный звук: our goal с /аўа/, но our aim - с /аўар/. Поэтому произнесение /r/ везде, где присутствует буква R, смысла исказить не может и вполне допустимо как проявление иноязычного акцента.
  
4. Основные закономерности передачи гласных звуков буквами
Соотношения между буквами и звуками в английском языке определяются множеством сложных и не всегда последовательных правил, которые вместе с многочисленными исключениями из них излагаются в учебниках и должны заучиваться. Здесь мы ограничимся наиболее общими закономерностями этих соотношений.
Речь идёт прежде всего о том, как пятью гласными буквами латинского алфавита отражается на письме в несколько раз больший набор английских гласных звуков. Как известно, многие письменности восполняют нехватку букв, создавая новые с помощью различных добавочных знаков, которые присоединяются к основной букве сверху, снизу, изнутри или сбоку. Но английский язык обходится 26 латинскими буквами без каких-либо добавок и видоизменений. Решается проблема тем, что некоторые буквы используются не только как самостоятельные знаки звуков, но по определённым правилам также и в качестве добавочных знаков к соседним буквам. Это прежде всего буквы E и R, наличие или отсутствие которых после гласной буквы дает возможность различать её четыре чтения, в основном соответствующие четырём типам английских гласных звуков:
(1) Если за гласной буквой не следуют ни E, ни R, она звучит как краткий гласный: А - как /э*/ (ban), Е - как /э/ (met), I - как /ы/ (din), U - как /а/ (cut), O - как /о/ (tot).
(2) Если за гласной буквой следует Е, но не R, она передаёт гласный долгий или завершающийся на /й/ или /ў/: А - как /эй/ (bane), Е - как /ии/ (bee, mete), I - как /ай/ (die, dine), U - как /юу/ (cue, cute), O - как /оў/ (toe, tote).
(3) Если за гласной буквой следует R, но не Е, она передаёт гласный долгий c возможным завершением на /р/: А - как /аар/ (barn), Е, I, U - как /ёэр/ (herd, dirt, curt), O - как /оор/ (torn).
(4) Если за гласной буквой следуют R и за ним Е, она передаёт гласный изменчивый с возможным завершением на /р/: А - как /эар/ (bare), Е - как /иар/ (mere), I - как /айар/ (dire), O - как /оар/ (tore), U - как /юар/ (cure).
  
5. Звуки в слове
Английские слова на первый взгляд ничем не отличаются от русских по своему звуковому строению: они могут состоять из разного числа слогов - от одного до многих, ударение в них может падать на разные части. Однако есть и определённые различия между типичными для двух языков словами. Одно из важнейших состоит в том, что в английском языке коротких слов из одного слога значительно больше, и в речи они встречаются гораздо чаще. Примечательно, что английские книги для детей пишут преимущественно (иногда даже целиком) такими словами, что вряд ли было бы возможно в русской книге. Слова, которые обозначают наиболее существенные понятия в важнейших сферах жизни, в подавляющем большинстве короткие и состоят из одного, реже двух слогов.
Именно краткостью типичного английского слова объясняются богатство состава английских гласных звуков по сравнению с русским и вызванные этим трудности в усвоении их произношения. В самом деле, чтобы различать с помощью гласных звуков некоторое количество слов из одного слога, требуется такое же количество гласных. Но чем больше слогов в типичном для данного языка слове, тем меньше гласных звуков можно различать в каждом слоге и тем меньше языку нужно различных гласных для создания того же количества слов. Сопоставление типичной длины слова и количества гласных звуков в русском и английском языках подтверждает этот вывод.
Цепочки звуков в составе английских слов упорядочены более строго, чем в русских словах. Так, в начале английского слова исключены такие последовательности согласных звуков, которыми начинаются русские слова птица, мне, чмокать, лбы, дно, мстить, ткнуть, взгляд и многие им подобные. В начале русского слова возможно скопление до четырех согласных (взгляд, встреча, вздремнуть), а если ему предшествует состоящий из единственного согласного звука предлог (к встрече), то получается начальная цепочка из пяти согласных. В английском нет предлогов без гласного звука, а в начале слова допустимы не более трёх согласных при условии, что первый из них - /s/, второй - /p/, /t/ или /k/, а третий - /w/, /l/, /r/ или /y/. Строго ограничены и начальные сочетания из двух согласных, есть ограничения на конечные сочетания. Заметим, однако, что значительно большее разнообразие сочетаний звуков в русском слове по сравнению с английским не создает никаких трудностей для русских, усваивающих английский язык.
Некоторые трудности связаны с закономерностями ослабления гласных и согласных звуков в определённых положениях в слове. В частности, русской речи свойственно оглушать звонкие согласные в конце слова, из-за чего конечные согласные в парах слов под - пот, без - бес, рог - рок, гроздь - гость и т.п. звучат одинаково. Переносить эту закономерность в английскую речь нельзя, потому что, например, английские слова pod и pot в отличие от русских слов в первой приведённой паре произносятся с чётко различимыми конечными согласными. Что касается гласных, то в обоих языках чёткость их звучания не под ударением ослабевает, однако закономерности ослабления не одинаковы: в стандартном русском произношении безударные гласные всегда более или менее ослаблены, тогда как английские безударные иногда ослабляются, но иногда произносятся полнозвучно. Чтобы освоить полное, неослабленное произношение безударных гласных, можно использовать тот факт, что русской речи полнозвучие безударных гласных (так называемое "оканье") вовсе не чуждо - это заметная черта его северных и поволжских говоров.
  

Глава вторая

Грамматика

  
1. Слово как грамматическая единица
В грамматическом отношении различие между словом английским и русским огромно, и именно здесь коренятся самые серьёзные трудности на пути к овладению английским языком. К сожалению, это глубокое различие между двумя языками обычно затушёвывается, когда в слове по привычке видят прежде всего единицу словарного запаса. В самом деле, наличие таких, на первый взгляд, полных словарных соответствий, как, скажем, между английским словом father и русским отец, порождает иллюзию, будто владение английским языком можно свести к простой замене русских слов их английскими эквивалентами. Однако слово - единица не только словарная, но и грамматическая, а father и отец, совпадая по своему словарному значению "родитель мужского пола", по грамматическим свойствам не только не похожи друг на друга, но и прямо противоположны.
У слова отец наряду с этой основной формой без окончания, которую целесообразно рассматривать как форму с нулевым окончанием, есть ещё девять форм с другими окончаниями: отца, отцу, отцом, отце, отцы, отцов, отцам, отцами, отцах. Десять форм выражают различные грамматические значения, сопутствующие собственному значению этого слова. Прежде всего, весь этот набор окончаний относит слово к грамматическому разряду существительных - части речи, которая обычно обозначает предметы. По окончаниям видно, далее, что это предмет живой (одушевлённый) и принадлежит к мужскому полу (роду). Они также показывают, идёт ли речь об одном предмете или более чем одном (число единственное или множественное), какова роль названного предмета в описываемом событии (падеж). Таким образом, к постоянному значению русского слова присоединяются несколько грамматических значений, которые выражаются его окончаниями и в совокупности характеризуют его роль в высказываемой мысли. Одни грамматические значения постоянны для данного слова (принадлежность к части речи, у существительных - одушевлённость или неодушевлённость, род мужской, женский или средний), а другие переменны (у существительных - число и падеж).
Важно отметить, что содержащаяся в русских окончаниях богатая грамматическая информация характеризует не только слово, в которое они включены, но отчасти и соседние слова. Так, окончание в форме отцу означает, что в её окружение может входить прилагательное с окончанием -му, которое обозначает какое-то присущее этому предмету свойство (например, старому отцу), показатель направления (предлог) к (к отцу), глагол, который обозначает действие, направленное в сторону этого предмета (помог отцу). Следовательно, окончания не только передают определённые грамматические значения, но и связывают слова друг с другом, скрепляя тем самым составленное из них высказывание.
Рассмотрим в таком же плане английское слово father. Помимо этой основной формы с нулевым окончанием оно употребляется еще с пятью окончаниями -s, -'s, -s', -ed, -ing. Если сравнить 10 форм русского слова с 6 формами его английского соответствия, то различие между двумя языками может показаться не столь уж значительным. Однако такой вывод ошибочен. Прежде всего отметим, что три из пяти перечисленных английских окончаний различаются друг от друга только на письме, потому что наличие или отсутствие знака апострофа (') рядом с окончанием -s никак не отражается в его звучании. Таким образом, полностью различимых окончаний здесь всего четыре: нулевое, -s, -ed, -ing.
Звучание -s и -ed подчиняется общим для обоих окончаний правилам: чаще всего они звучат соответственно как русские звонкие согласные /з/ и /д/ (play-s плэй-з, play-ed плэй-д, line-s лайн-з, line-d лайн-д), но после глухого согласного в конце слова они приспосабливаются к нему и превращаются в соответствующие глухие согласные /с/ и /т/ (type-s тайп-с, type-d тайп-т), а если конечный согласный по своему звучанию близок к соответствующему согласному звуку самого окончания, то между ними вставляется гласный звук /ы/ (kiss-es кыс-ыз, push-es пуш-ыз, skate-d скэйт-ыд, mend-ed мэнд-ыд).
Сравнительно небогатый набор форм с окончаниями, гораздо меньший, чем у русского слова, типичен для английских слов, а отклонения от него обнаруживаются лишь у нескольких сот из них, причем чаще в сторону сокращения. Дело, однако, не только в малом наборе окончаний. Важнее то, что английские окончания очень расплывчаты в своих грамматических значениях. Окончания типичного русского слова чётко относят его к одной из крупных изменяемых (склоняемых, спрягаемых) частей речи - существительным, прилагательным, глаголам. В отличие от этого два из четырех типовых английских окончаний (нулевое и -s) не относят слово к какой бы то ни было части речи, потому что оба окончания широко употребительны и у существительных, и у глаголов, а английское прилагательное, которое вообще не склоняется и окончаний не принимает, ничем не отличается на вид от существительных и глаголов с нулевым окончанием. Так, и father, и fathers могут обозначать как родителя мужского пола, так и свойственное ему качество или действие, а переводным соответствием слову father в этих двух формах может поэтому оказаться не только русское существительное отец в его 10 формах, но и прилагательное отцовский с 13 различимыми окончаниями, и глагол порождать с 8 из его окончаний. Итак, двум формам английского слова могут соответствовать более трёх десятков форм русских слов, что свидетельствует о коренных различиях в грамматической природе типичных английских и русских слов.
Из-за бедности набора английских окончаний и их низкой информативности по сравнению с русскими принципы построения английских и русских высказываний существенно различны. Русское слово богато оснащено окончаниями, с помощью которых оно несёт значительную грамматическую информацию о своей роли в высказывании, об окружающих словах и о своих связях с ними, что способствует укреплению структуры высказывания. В отличие от него английское слово не содержит в своих окончаниях достаточной грамматической информации ни о самом себе, ни, тем более, о своём окружении и о структуре высказывания. Однако высказывание на любом языке обладает прочной и чёткой структурой, в основе которой лежит определённый объём информации, выраженной в тех или иных формах. Поэтому и в английском высказывании грамматической информации содержится отнюдь не меньше, чем в русском. Эти два языка различаются не количеством и качеством грамматической информации, которая используется для построения высказывания, а тем, как она распределена между его компонентами. Русская грамматическая информация сосредоточена преимущественно в словах, главным образом в их окончаниях, и из них распространяется на окружение слова в высказывании. Для английского типична, напротив, передача грамматической информации прежде всего самой структурой высказывания, из которой слово и получает свою грамматическую характеристику. Как видим, грамматическое отношение между словом и высказыванием в двух языках диаметрально противоположно, и это фундаментальное различие следует в полной мере учитывать, определяя стратегию усвоения английского языка русскими.
Показательной иллюстрацией к сказанному служит английская философская сентенция Wish fathers thought с вариантами Wishes father thought, Thought fathers wishes. Все три слова в этих высказываниях с каждым приведённым здесь окончанием могут выступать как соответствия русских существительных: wish желание в единственном числе, wishes желания во множественном; аналогично father отец, fathers отцы; thought мысль. Но все три могут оказаться и глаголами: wish желать, wishes желает; father порождать, fathers порождает; thought думал. Таким образом, ни в значениях этих слов, ни в их формах нет информации, которая позволила бы выявить грамматическую структуру высказывания и определяемый ею смысл. Искать нужную информацию следует только в структуре самого высказывания.
Разбираемые высказывания представляет собой типичнейшее для любого языка стандартное грамматическое построение - предложение, сообщающее о некотором действии с участием двух предметов, чьи роли в нём противоположны: от одного (деятеля) действие исходит, а на другой (объект) оно переходит. Простейшие примеры - английское предложение Jack loves Mary и его русское соответствие Ваня любит Машу. Разумеется, в любом языке такое предложение содержит какие-то средства для распознавания слов, которые обозначают действие и его участников - деятеля (кто?) и объекта (кого?). В русском примере это глагольное окончание в обозначении действия люб-ит и падежные окончания у существительных: деятеля Ван-я, объекта Маш-у. У английских соответствий именам Ваня и Маша - Jack и Mary - нет падежных окончаний, которые показали бы, кто кого любит. У английского слова, соответствующего русскому глаголу любит, есть окончание -s, но точно такой же вид с тем же окончанием имеет и английское соответствие существительному любовь во множественном числе, означающее увлечения, пристрастия. Однако функцию, которую в русском выполняют окончания, в английском принимает на себя одно из свойств структуры предложения - порядок расположения слов в нем. В английских трёхсловных предложениях такого состава глагол, обозначающий действие, обязательно занимает место в середине, а обозначения двух участников действия располагаются по обе стороны от него - деятеля в начале предложения, объекта в конце.
В русском предложении формализовано использование окончаний, которые несут важнейшую грамматическую информацию, зато не формализовано и полностью свободно расположение слов. Поэтому содержащееся в нём сообщение остаётся неизменным при всех шести возможных перестановках слов: (1) Ваня любит Машу. (2) Ваня Машу любит. (3) Любит Ваня Машу. (4) Любит Машу Ваня. (5) Машу Ваня любит. (6) Машу любит Ваня. Если в это высказывание ввести четвёртое слово, например, крепко, то число допустимых, не нарушающих смысл перестановок возрастёт вчетверо и достигнет 24, а пятое слово увеличит это число до 120. Напротив, английское предложение требует строгой формализации расположения слов: начинается оно обозначением деятеля Jack, за ним идёт обозначение действия loves, а замыкает предложение обозначение объекта Mary. Любая перестановка исказила бы смысл высказывания и потому исключена.
Применим это правило к приведённым выше сентенциям. Из него следует, что слово father, стоящее во всех трёх вариантах на среднем месте, обозначает действие и выступает здесь как глагол в единственном или множественном числе (порожда-ет/-ют), а расположенные перед ним или после него слова wish и thought обозначают предметы, которые участвуют в действии порождения в роли деятеля или объекта и поэтому употреблены здесь как существительные (соответственно - желание в единственном или множественном числе, мысль). Итак, смысл Wish fathers thought - Желание порождает мысль, Wishes father thought - Желания порождают мысль, Thought fathers wishes - Мысль порождает желания.
Из сказанного вытекают два важных практических вывода для преподающих и изучающих английский язык. Первый состоит в том, что правильный первый шаг к пониманию смысла английского высказывания - не поиск в словаре русских соответствий английским словам. Ведь словарь предлагает несколько толкований слова в зависимости от его различных грамматических ролей в высказывании, и поэтому, прежде чем искать в словаре значение слова, нужно определить, какое из толкований соответствует данному его употреблению. Но установить грамматическую роль слова невозможно, не разобравшись в общем строении высказывания. Отсюда второй вывод: к пониманию смысла английского высказывания можно прийти лишь после того, как выявлена его грамматическая структура. Каждый, кто изучал в школе родной язык, знаком с процедурой грамматического разбора предложения. Однако у неё мало общего с разбором предложения на пока ещё слабо усвоенном языке. Ведь одно дело - разобрать уже понятное предложение, и совсем другое - разобраться в предложении, смысл которого только предстоит выяснить с помощью анализа его структуры. Ясно, что в последнем случае приходится руководствоваться только формальными показателями.
Итак, наиболее существенные черты грамматической природы английского слова и его отношения с высказыванием требуют выдвигать на первый план в стратегии обучения английскому языку и его усвоения необходимость уделить особое внимание формальным средствам английской грамматики, которые столь разительно не похожи на их соответствия в русской грамматике.
  
2. Грамматические разряды слов - части речи
Слова любого языка весьма разнообразны по своим грамматическим свойствам и на их основе распределяются по грамматическим разрядам, которые принято называть частями речи. Одни части речи - крупные, массовые, они объединяют тысячи слов, которые в принципе невозможно перечислить, так как постоянно появляются новые слова и исчезают устаревшие. К таким частям речи относятся обозначения понятий первостепенной важности - предметов (существительные) и действий (глаголы), а также обозначения свойств, которые подразделятся на свойства предметов (прилагательные) и действий (наречия). Другие части речи - небольшие, специализированные на выполнении определённых служебных функций, их составы устойчивы и не превышают нескольких десятков слов, которые обычно полностью перечисляются в пособиях по грамматике. Таковы, в частности, слова соединительные (предлоги, союзы), заменительные (местоимения), количественные (числительные).
В языках обнаруживаются два диаметрально противоположных подхода к распределению слов по частям речи. Один из них - последовательная и полная специализация всех слов, в результате которой каждое слово чётко отнесено только к одной части речи и всегда употребляется в закреплённых за ней функциях. Другой подход, напротив, предполагает полную свободу использования любого слова в любых функциях и тем самым исключает распределение слов между строго разграниченными частями речи. Само понятие частей речи при втором подходе не исчезает, но их природа коренным образом изменяется по сравнению с первым - слова входят в высказывание не с изначально им присущими, жёстко закрепленными грамматическими свойствами, а приобретают свойства, войдя в данное высказывание, в соответствии с выполняемой в нём функцией. Попросту говоря, при первом подходе слово всегда является, например, существительным или глаголом, а при втором оно становится таковым лишь в данном высказывании.
В любом языке обычно обнаруживаются проявления обоих подходов, но соотношение между ними в каждом языке своеобразно. В одних языках преобладает чёткое распределение слов по частям речи, а случаи их слабого различения немногочисленны и не характерны для данного языка. В других же языках части речи существуют, но границы между ними довольно размыты, широко употребительны слова, которые не закреплены ни за одной частью речи и легко переходят из одной в другую, хотя в языке есть и слова с чётко выраженной принадлежностью к одной части речи.
Русский язык относится к первому типу. В нем достаточно чётко очерчены четыре крупные части речи: склоняемые существительные, склоняемые иначе прилагательные, спрягаемые глаголы и не принимающие окончаний наречия. Есть между русскими частями речи и переходные зоны с не очень чёткими границами. Так, слова наподобие учащийся, бывший, закрытый совмещают свойства глаголов и прилагательных, часовой, столовая, заливное - прилагательных и существительных, утром, рысью - существительных и наречий. Однако не эти случаи определяют общую характеристику русских частей речи.
В английском языке те же четыре крупные части речи несомненно существуют, и немало слов принадлежат только к одной из них, как, например, глагол decide решать, существительное decision решение, прилагательное decisive решительный, наречие decisively решительно. Но по сравнению с русским языком здесь намного шире переходные зоны, где границы между частями речи не просто размыты, а стёрты. Этому способствует, несомненно, гораздо меньшая оформленность принадлежности к той или иной части речи. Напомним, что из четырёх крупных частей речи в русском языке одна - наречие - не принимает окончаний, но именно этим она и выделяется. В английском частей речи, не оформленных окончаниями, две - наречия и прилагательные, и различать их трудно, тем более, что они сближаются и своими значениями, так как обе обозначают свойства. У типичных английских существительных, как показано выше, два окончания - нулевое и -s, но оба широко употребительны и у глаголов, так что отличить существительное от глагола по ним невозможно, а при весьма употребительном нулевом окончании существительное неотличимо также от прилагательных и наречий. Больше всего типовых окончаний - четыре - у глагола, но нулевое окончание не отличает его от других частей речи, а -s отличает его от прилагательных и наречий, но не от существительных, и только -ed и -ing можно определить как собственно глагольные окончания. Однако -ing всегда, а -ed довольно часто передвигает глагол в переходную зону между этой частью речи и тремя остальными.
Тысячи английских слов свободно используются в функциях нескольких частей речи. В их числе подавляющее большинство широко употребительных коротких слов, которые состоят из одного или двух слогов, но немало и более длинных. Наиболее широко распространена способность выступать в двух функциях - существительного и глагола: show показ и показывать, bar барьер и преграждать, water вода и поить, поливать, condition условие и обуславливать; прилагательного и глагола: free свободный и освобождать, slow медленный и замедлять; прилагательного и существительного: choice отборный и выбор, patient терпеливый и пациент, relative относительный и родственник. Нередки переходы и между другими частями речи, в том числе и малыми: например, before - наречие раньше, прежде, предлог до, перед или союз прежде чем. А у слова round целых пять употреблений: как прилагательное круглый, существительное круг, глагол округлять, наречие кругом и предлог вокруг.
  
3. Обозначения предметов - существительные
Обозначать предметы - самое общее свойство существительных как части речи. Но понимание предмета может быть узким или широким. Предмет в самом узком смысле - это отдельное физическое тело с характерной для него формой, размерами и другими свойствами, как, например, человек, дерево, дом и т.п. Обозначения таких предметов - типичные существительные, они составляют сердцевину этой части речи. Однако всякая часть речи объёмнее своей сердцевины и охватывает также другие, периферийные для неё подклассы слов, общие значения которых представляют собой расширения типичного для данной части речи узкого значения. В составе существительных таковы, в частности, подклассы обозначений веществ без характерной формы и размеров (железо, вода, воздух и т.п.), действий (бег, плаванье, учёба и т.п.), свойств (новизна, свежесть, здоровье и т.п.). Причисление действий и свойств к предметам предполагает, разумеется, предельно широкую трактовку самого понятия предмета. Отметим, что значения действия и свойства для существительных периферийны, но типичны, сердцевинны для других частей речи - глаголов, прилагательных и наречий. Эти два подкласса отвлечённых существительных оказываются, таким образом, пограничными, переходными между частями речи.
С точки зрения общего значения и состава этой части речи русские и английские существительные различаются мало, но в грамматическом отношении различие между ними огромно. Напомним, что у русского существительного до десяти окончаний, которые указывают на его принадлежность к одному из трёх родов и на переменные характеристики по числу и падежу, у английского же на письме различаются всего четыре окончания - нулевое, -s, -'s, -s', а в устной речи всего два, так как все три ненулевых звучат одинаково.
Лишь одна грамматическая характеристика, которая выражается окончаниями русских и английских существительных, совпадает в обоих языках - это число предметов, и обозначение одного предмета английским нулевым окончанием, а большего их числа окончанием -s (boy - boys) вполне аналогично различению единственного и множественного числа в соответствующих русских формах мальчик - мальчики. Множественность предметов почти всегда выражается английским окончанием -s, а существительных, передающих это значение иными способами, очень мало (правда, среди них три слова, значения которых вместе охватывают всё человечество: man - men мужчина - мужчины, woman - women женщина - женщины, child - children ребёнок - дети).
Английские существительные в отличие от русских лишены грамматической характеристики по роду - teacher учитель или учительница, friend друг или подруга, cat кот или кошка, а принадлежность существа к одному из полов можно обозначить только с помощью различных уточняющих добавлений к слову (например, boyfriend друг, girlfriend подруга). Некоторая аналогия трём родам русских существительных обнаруживается лишь при их замене местоимениями наподобие русского он - она - оно: на существо мужского пола указывает he, женского - she, а на бесполый неодушевлённый предмет - it.
Грамматическую информацию о роли предмета в событии, которую несут окончания падежей русских существительных, в английском языке передают главным образом не окончания, а иные средства. Только у одного русского падежа - родительного - есть некоторое соответствие в английской форме cуществительного с окончанием -s, которое сопровождается на письме апострофом (') перед буквой, если существительное употреблено без окончания числа (boy's мальчика), а при наличии окончания множественного числа -s после него ставится только апостроф (boys' мальчиков). Окончание с апострофом в учебниках называют притяжательным и иногда считают падежным, хотя многие специалисты падежа здесь не усматривают. Однако при любом ответе на этот спорный вопрос ясно, что ничего похожего на русское склонение по падежам в английском языке по сути дела нет.
Окончание с апострофом присоединяется, как правило, только к существительным одушевлённым и указывает, что данное лицо - обладатель предмета, который обозначен следующим существительным. На русский язык существительные с этим окончанием переводятся иногда родительным падежом (father's room комната папы, soldiers' mothers матери солдат), но иногда и прилагательными (папина комната, солдатские матери).
Таким образом, из трёх грамматических характеристик, придаваемых русскому существительному его окончаниями, лишь одна - по числу предметов - находит стандартное соответствие в окончаниях английских существительных. Однако у английских существительных есть важное грамматическое свойство, которое русскому языку совершенно не знакомо и поэтому представляет серьёзную трудность при усвоении английского языка.
Поскольку из-за бедности окончаниями английские существительные трудно отличить от прочих частей речи, эту трудность в значительной мере компенсирует частое употребление служебных слов при них. Среди служебных слов такого рода - my мой, your ваш, their их, this этот, that тот, some некоторый, any какой-нибудь, no никакой, each каждый, whose чей. У них, как видим, есть прямые соответствия в русском языке, и в обоих языках они прежде всего указыват на такие характеристики предмета, как его принадлежность, местонахождение, неопределённость, степень полноты информации о нём. Но в отличие от их русских соответствий, которые употребляются только с такой целью, английские служебные слова заодно показывают, что следующее за ними слово - существительное, которое во многих случаях нуждается в таком показателе. Правда, в конкретном высказывании английское существительное, как и русское, далеко не всегда сопровождается одним из таких слов. Так, по-русски можно сказать не только Дай мне эту (твою, какую-нибудь) книгу, но и просто Дай мне книгу. Однако в английском языке действует правило, требующее, чтобы место перед существительным, отведённое таким словам, было непременно заполнено, и если оно не занято никаким другим из них, его занимает одно из двух служебных слов, специально предназначенных для этого. Это так называемые артикли - "определённый" the и "неопределённый" a(n), и один из них обязателен в английском переводе высказывания Дай мне книгу: либо Give me the book, либо Give me a book.
Вместе с другими словами, которые могут сопровождать существительное, артикли образуют особый служебный разряд, одно из слов которого обязательно ставится перед обозначением одного конкретного предмета (не его индивидуальным именем) и может стоять перед существительными прочих подклассов. При этом два слова из этого разряда не могут находиться перед одним существительным, что в русском языке вполне допустимо (например, этот ваш приятель).
Поскольку в русском языке грамматических аналогов артиклям нет, усвоить их употребление трудно. Чтобы проникнуть в сущность значения и употребления всех сопроводителей существительного и в том числе артиклей, следует прежде всего уяснить, что всякий предмет, обозначенный существительным, за исключением индивидуальных имён, входит в состав множества одноименных предметов. Так, слово стол соотнесено с многочисленными и разнообразными предметами, которые подводятся под общее понятие предмета мебели определённого назначения. Однако в конкретном высказывании слово обычно ограничено в своем охвате и соотнесено не со всем таким множеством, а лишь с той его частью, которая вовлечена в описываемое событие. Смысловая роль обсуждаемых сопроводителей существительного как в русском, так и в английском языке заключается в том, что они характеризуют соотношение между всем множеством предметов и его отдельными членами, о которых говорится в высказывании: предмет может быть ограничен своей принадлежностью (твой) или местонахождением (тот), множество предметов представлено в высказывании полностью (всякий, каждый) или, напротив, целиком исключено из описываемого события (никакой). Оба английских артикля тоже характеризуют смысловой охват сопровождаемого ими существительного в сопоставлении с множеством обозначаемых им предметов, но основания для этих характеристик у них разные.
Чтобы выявить смысловое различие между двумя артиклями, вернёмся к двум переводам высказывания Дай мне книгу - Give me the book и Give me a book. Обозначенный здесь предмет - одна из множества книг, которая в двух английских высказываниях соотнесена с этим множеством по-разному. Артикль the показывает, что некая книга выделена из множества как единственно требуемая и тем самым противопоставлена всем прочим книгам, к которым высказанная просьба не относится. В отличие от него артикль a (выступающий в варианте an, если следующее за ним слово начинается с гласного звука) показывает, что требуемый предмет никак не выделен из всего множества книг, все члены которого равноценны, и любая книга удовлетворит высказанную просьбу. Таким образом, грамматическое различие между двумя артиклями заключается в выделенности или невыделенности обозначенного существительным предмета из состава соответствующего множества.
Что служит основанием для выделения из множества предметов некоторой его части как актуальной в данном высказывании? В частности, чем определяется выбор артикля при переводе на английский язык высказывания Дай мне книгу? В абстрагированном от конкретной ситуации примере такой выбор просто невозможен, потому что он целиком определяется ситуацией, в которой делается высказывание. Важна прежде всего степень осведомлённости всех участников общения о том или ином аспекте сообщаемого, и поэтому выбор артикля весьма субъективен. Выбирает артикль, разумеется, автор высказывания, который, стремясь как можно точнее донести смысл сообщения до адресата, учитывает его осведомлённость и интерес, так что выбор артикля субъективен и для отправителя, и для получателя сообщения.
Следует различать две типовые ситуации, в которых может прозвучать русское высказывание Дай мне книгу. В одной из них и говорящий, и слушатель уже выделили одну из всего множества книг, и для обоих значение существительного, изначально широкое и охватывающее всё множество, соответственно сузилось до обозначения лишь выделенного предмета, исключая все остальные книги. Чтобы избежать недоразумения, нужно, естественно, чтобы все участники акта общения выделили из множества одну и ту же книгу. Тождество выделения можно подчеркнуть с помощью уточнительных слов при существительном (эту, вон ту, твою книгу), но можно обойтись и без них, если говорящий уверен, что слушатель соотнесёт существительное с тем же предметом. Однако в английском высказывании, отражающем такую же ситуацию, при отсутствии других уточнительных слов перед существительным должен стоять артикль the, который сообщает слушателю, что и для него, и для говорящего следующее за артиклем существительное обозначает один и тот же предмет, одинаково выделенный из множества ими обоими.
В другой ситуации такое же русское высказывание не выделяет одну из всего множества книг, и существительное полностью сохраняет свое широкое значение, охватывая все предметы данного множества. Все книги представляются равноценными, важна лишь принадлежность требуемого предмета к этому множеству. Полное равенство всех предметов в составе множества можно особо подчеркнуть и с помощью уточнительного слова (одну, какую-нибудь книгу), без которого тоже можно обойтись, если есть уверенность, что и говорящий, и слушатель понимают ситуацию одинаково. В английском переводе такого русского высказывания без уточняющих сопроводительных слов перед существительным должен стоять "неопределённый" артикль: Give me a book.
Поскольку выбор артикля зависит от того, насколько совпадают точки зрения говорящего и слушателя на обсуждаемое ими событие, невозможно сформулировать правила выбора артикля сколько-нибудь исчерпывающе. Ограничимся поэтому самой общей рекомендацией: если перед русским существительным можно было бы без искажения смысла высказывания поставить местоимения этот или тот, в английском нужен артикль the; если же смысл допускает употребление в русском слов один, какой-нибудь или какой-то, в английском нужен артикль a(n).
В некоторых случаях различие между двумя английскими артиклями можно уяснить с помощью расположения слов в русском высказывании. Вот два варианта одного сообщения: Мальчик вошёл. Вошёл мальчик. Поскольку в английском предложении такого состава расположение слов менять нельзя, смысловое различие между двумя русскими высказываниями следует передать каким-то иным способом. В чём же это различие? При построении высказывания естественно начинать с того, что слушателю знакомо, а затем вводить то, что для него ново. Поэтому первое высказывание скорее всего исходит из того, что слушатель уже знает, какого мальчика имеет в виду говорящий, а новизна сообщения заключается в том, что именно он сделал (вошёл, а не остался за дверью). В переводе этого высказывания на английский язык нужен "определённый" артикль: The boy came in. Второе высказывание исходит из того, что слушатель ждёт сообщения о приходе кого-то, а новое для него - принадлежность вошедшего к лицам того или много возраста и пола (в данном случае к мальчикам, а не к девочкам или взрослым мужчинам), поэтому артикль здесь должен быть "неопределённым": A boy came in.
В учебниках английского языка взаимоотношения между двумя артиклями принято описывать так, как будто "определённому" артиклю the как грамматическому показателю выделенности предмета из множества противостоит показатель невыделенности предмета - "неопределённый" артикль a(n). Это верно, однако, лишь отчасти. Если расширить круг рассматриваемых существительных и в рассмотренных высказываниях заменить единственное число множественным (мальчики, boys), то при артикле the больше ничего в тексте не изменится (The boys came in), но из другого высказывания артикль a исчезнет (Boys came in), так как он не совместим с множественным числом. Выделенность или невыделенность нескольких предметов из множества выражается здесь, следовательно, не двумя разными артиклями, а присутствием или отсутствием одного из них - the. Так же выражается это грамматическое различие и в других подклассах существительных - обозначениях веществ (We drank milk Мы пили молоко), действий (We like boxing Нам нравится бокс), свойств (We admire courage Мы восхищаемся смелостью). Без артикля the существительное milk обозначает всякое молоко, boxing - весь этот вид спорта, courage - любую смелость, никак не выделяя некую порцию молока, некое состязание или конкретное проявление смелости. Напротив, the milk обозначает определённую порцию молока, the boxing - определённый поединок, the courage - свойство, проявленное в известных обстоятельствах.
Таким образом, при существительных всех подклассов невыделенность предмета из множества выражается одинаково - отсутствием артикля the как грамматического показателя выделенности. Что же касается артикля a(n), то из-за несовместимости двух артиклей перед одним существительным он появляется только при отсутствии артикля the, то-есть при невыделенности предмета, и тем самым о ней свидетельствует, но сам по себе её грамматическим показателем не служит, так как она вполне может быть выражена и без него.
Чтобы выявить собственное грамматическое значение артикля a(n), нужно принять во внимание два важнейших ограничения на его употребление: во-первых, он невозможен при существительных во множественном числе, во-вторых, он употребляется только при обозначениях отдельных предметов и не сопровождает существительные других подклассов - обозначения веществ, действий и свойств. Не только первое, но и второе правило имеет непосредственное отношение к грамматическому выражению числа - ведь существительные этих трёх периферийных подклассов обычно не принимают окончания множественного числа. Такие русские существительные, как молоко, воздух, учёба, здоровье, своими окончаниями отнесены к единственному числу, а во множественном числе не бывают. Однако по своим значениям такие существительные не относятся ни к единственному, ни к множественному числу, а стоят по сути вне числа, так как обозначаемые ими вещества, действия и свойства счёту не поддаются. Считать ведь можно только отдельные предметы, названия которых составляют сердцевину существительных как части речи, и поэтому лишь в этом подклассе регулярно различаются два числа - единственное и множественное.
Поскольку грамматическим показателем единственного числа у английских существительных служит нулевое окончание, то-есть отсутствие показателя множественного числа, формы boy, book, milk, boxing, health, как и их русские соответствия мальчик, книга, молоко, бокс, здоровье, принято относить к единственному числу. Однако между первыми двумя из них и тремя остальными есть очень существенное различие, не только смысловое, но и формальное. Смысловое основано на том, что мальчики и книги - предметы отдельные, их можно пересчитать, а молоко, бокс и здоровье этими свойствами не обладают. Формальное же различие заключается в том, что boy и book, во-первых, могут принимать формы обоих чисел, во-вторых, в единственном числе при отсутствии артикля the или других слов этого служебного разряда их обязательно сопровождает артикль a(n), тогда как milk, boxing, health в числе не изменяются и этого артикля не принимают.
Таким образом, способность существительного изменяться по числу и обязательное присутствие артикля a(n) при его единственном числе - взаимосвязанные свойства обозначений предметов как сердцевины этой части речи. В этом подклассе у каждого из двух чисел есть свой грамматический показатель: у множественного - окончание -s, а у единственного - артикль a(n). Оба показателя, естественно, не встречаются при существительных остальных подклассов, которые лишены грамматической характеристики по числу. Следовательно, отсутствие показателя множественного числа у пяти существительных разных подклассов, которые приведены выше в качестве примеров, ещё не значит, что они даны в единственном числе, потому что первые два из них в этом случае должны были бы сопровождаться артиклем (a boy, a book), а три остальных (milk, boxing, health) к грамматической характеристике по числу нейтральны, показателей обоих чисел не принимают и не могут быть отнесены ни к единственному, ни к множественному числу.
Различать сопровождаемое артиклем a(n) единственное число существительных от их употребления вне чисел очень важно потому, что существительные довольно свободно переходят из одного подкласса в другой. Так, у английского слова stone, как и у его русского соответствия камень, есть два разных значения - это либо вещество, либо отдельный предмет, например, булыжник. У русского слова два значения грамматически различаются тем, что при предметном значении оно выступает в обоих числах (камень - камни), а при вещественном только в единственном. Но у английского слова грамматическое различие между двумя значениями более заметно, потому что при предметном значении оно употребляется в двух числах с двумя соответствующими показателями (a stone - stones), а при вещественном не принимает ни одного из них (stone). Таким образом, английское существительное способно употребляться не только в двух грамматически оформленных числах, которые указывают на его предметное значение, но и без такого оформления, если оно не обозначает отдельный предмет.
Смысловые взаимоотношения между предметными и прочими значениями существительного весьма разнообразны. Это, в частности, предмет и вещество, из которого он состоит (a stone - stone камень) или изготовлен (an iron утюг - iron железо, a glass стакан - glass стекло); предмет и приготовленная из него пища (a duck утка - duck утятина); вещество и его отдельные порции или сорта (beer - a beer пиво); действие и его отдельный акт (speech - a speech речь); свойство и его отдельный носитель (beauty красота - a beauty красавица). Обозначения действий и свойств в сопровождении артикля a(n) могут не только превращаться в обозначения предметов, ограниченных в пространстве, но и представлять действие или свойство как ограниченное во времени (silence молчание - a silence пауза).
  
4. Обозначения свойств - прилагательные и наречия
Две эти части речи объединяет общее для них значение свойства или признака, и различаются они лишь его отнесенностью к предметам у прилагательных, к действиям у наречий. В русском языке между ними есть и важное формальное различие: у наречия одна неизменяемая форма, а прилагательные склоняются, то-есть изменяются в роде, числе и падеже и согласуются по этим переменным характеристикам с существительным, которое обозначает предмет с данным свойством. В английском языке обе части речи грамматически неизменяемы, что снижает их различимость как друг от друга, так и от прочих частей речи, особенно от существительных. Однако и нужда в таком различении английских прилагательных и наречий невелика, так как отсутствие показателей части речи в самом слове возмещается строгостью его расположения относительно связанных с ним слов.
Так, если в русском предложении возможны несколько расположений прилагательного при существительном (Он человек добрый; Он добрый человек; Человек он добрый; Добрый он человек), то английское прилагательное стоит, как правило, непосредственно перед существительным, а при наличии артикля или другого сопроводительного слова оно обязательно ставится между ним и существительным (He is a kind man Он добрый человек). Слова из других частей речи легко превратить в эквиваленты прилагательных, ставя их на это место: gold золото - a gold ring золотое кольцо, city город - the city council городской совет, then тогда - the then president тогдашний президент, stand up встать - a stand-up collar стоячий воротник.
Если прилагательное и наречие обозначают то же свойство и имеют тот же корень, к нему для различения этих двух частей речи обычно добавляется показатель наречия -ly (strong сильный - strongly сильно). Показатель этот, правда, не очень надёжен, потому что иногда он отсутствует у наречия (fast быстрый, быстро) и присутствует у прилагательного (timely своевременный, своевременно). Однако в строго упорядоченной структуре английского высказывания обычно ясна отнесённость прилагательного к существительному (fast run быстрый бег), а наречия - к глаголу (run fast бежать быстро), иногда к прилагательному или к другому наречию.
Поскольку свойство может быть присуще разным предметам или действиям не в одинаковой мере, к прилагательным и наречиям нередко присоединяются показатели степени его выраженности в сравниваемых предметах или действиях. В английском языке это -er и -est. Они показывают, что свойство присуще данному предмету или действию в большей мере, чем другому (harder труднее) или остальным из множества предметов или действий (hardest труднейший, труднее всего). Однако употребление обоих показателей серьёзно ограничено, так как они способны присоединяться далеко не ко всем прилагательным и наречиям. Те прилагательные и наречия, которые их не принимают, вместо них сопровождаются соответствующими формами наречия much много: more больше (more difficult труднее) и most наиболее (most difficult труднейший, труднее всего). Поскольку многие прилагательные и наречия допускают выбор между этими двумя способами сопоставления меры свойства, на начальном этапе усвоения английского языка предпочтительно пользоваться more и most, которые менее ограничены в своем употреблении, чем -er и -est.
  
5. Слова заменительные и указательные - местоимения
В отличие от крупных частей речи местоимения немногочисленны, и их набор довольно ясно очерчен. Некоторые из них своей формы не меняют. Грамматические изменения формы присущи местоимениям двух подклассов.
Местоимения this и that выделяют предмет, на который прямо указывается. Они часто выступают в роли сопроводительного служебного слова перед обозначающим предмет существительным, и тогда близки к определённому артиклю the, а на русский язык переводятся этот или тот (this book эта книга, that book та книга). Однако они не всегда выполняют такую служебную роль и могут также выступать как грамматические эквиваленты самого существительного, указывая на какой-то неназванный предмет или на ситуацию, тогда их обычный перевод на русский язык - это (This helped Это помогло; We like that Нам это нравится). Друг от друга они отличаются тем, что this указывает на предметы, близкие к местонахождению говорящего, а that - на удалённые. У них есть формы множественного числа: these эти, those те.
Весьма важен подкласс из 7 местоимений, которые характеризуют предметы по их роли в акте высказывания. Три из них указывают на его участников - активного, то-есть говорящего, и пассивных, то-есть слушателей (I - я, we - мы, you - ты, вы), а четыре остальных - на предметы, которые в акте высказывания не участвуют (he - он, she - она, it - оно, they - они). Последние различают не только число предметов, но при одном предмете и его принадлежность к полу - мужскому, женскому или ни к тому, ни к другому. Заметим, что в английском языке они различают не род существительного, как в русском, а именно пол предмета: русские существительные дом, дверь, окно принадлежат к трём разным родам и поэтому заменяются местоимениями в соответствующем роде (он, она, оно), но их английские соответствия house, door, window заменяются одним и тем же местоимением it, потому что обозначают предметы неодушевлённые, бесполые. Примечательно, что некоторые английские существительные, обозначающие живые существа, чья половая принадлежность не очень важна или не очевидна (например, baby младенец или dog собака), могут заменяться любым из трёх местоимений: he или she соответственно, если пол говорящему известен, it - если пол неизвестен или не представляет интереса.
У этих местоимений есть до четырёх форм. Приведённые формы I, we, you, he, she, it, they можно назвать предглагольными, так как они употребляются чаще всего перед глаголом, указывая на деятеля. Поскольку английский глагол в отличие от русского беден окончаниями и возможности различать его формы с их помощью невелики, местоимение в предглагольной форме обязательно присутствует в сообщении, если перед глаголом нет существительного. Следовательно, местоимение в этой форме должно появляться и в таких английских высказываниях, где предмет вообще отсутствует. Таковы, во-первых, высказывания о действиях стихийных, где деятеля просто нет - например, Светает. В аналогичном английском предложении It dawns местоимение it по сути лишено значения предмета, и роль его чисто служебная - заполнить место обозначения деятеля перед глаголом для соблюдения правил построения английского предложения. Во-вторых, это высказывания о действиях, которые осуществляются подразумеваемым, но никак не обозначенным множеством людей (На озере купаются; Там можно отдохнуть; Здесь нельзя курить). В соответствующих английских высказываниях (They bathe in the lake; One can rest there; You must not smoke here) на такое множество указывает местоимение во множественном числе или слово one один, некто.
В другой форме эти местоимения выступают в прочих позициях, то-есть либо после глагола, либо вообще без него, и указывают на предметы, которые выполняют в действии различные роли. Такие две формы различаются у пяти местоимений: I - me, we - us, he - him, she - her, they - them, а у местоимений you, it они совпадают. На русский язык эти формы переводятся всеми падежами соответствующего местоимения - так, me может в различных употреблениях переводиться как меня, мне, мной (He saw me Он видел меня; He helps me Он помогает мне; He works with me Он работает со мной). Иногда форма me передаёт и значение я - так, именно она обычна в предложении без глагола и потому предпочтительна в кратком ответе на вопрос наподобие Who is there? - Me. Кто там? - Я.
Еще одна, третья форма (I - my, we - our, you - your, he - his, she - her, it - its, they - their) употребляется только перед существительным, указывая на обладателя обозначенного им предмета: his book его книга. На русский язык эти формы переводятся соответствующими местоимениями принадлежности: мой, наш, твой, ваш, его, её, их, а также свой, у которого нет английского соответствия. Наряду с указанием на обладателя предмета они выполняют перед обозначающим этот предмет существительным и служебную роль сопроводительного слова, что сближает их с артиклем the и при отсутствии иных сопроводителей делает их употребление обязательным. Так, в английском высказывании John washed his hands Джон мыл (свои) руки местоимение обязательно, а в русском переводе оно, напротив, излишне.
Наконец, есть четвёртая форма, которая специфична для английского языка и русских соответствий не имеет. Образуется она от третьей формы: my - mine, our - ours, your - yours, her - hers, their - theirs, но у his обе формы совпадают, а у its этой формы вообще нет. По значению она ничем не отличается от третьей формы и так же указывает на обладателя предмета, а поэтому и на русский язык переводится теми же местоимениями принадлежности. Различаются две эти формы только своим расположением относительно существительного: третья форма употребляется лишь перед существительными, а четвёртая - в различных прочих позициях при них и без них. Поэтому четвёртая форма в отличие от третьей не входит в перечень обязательных сопроводителей существительного. Поскольку перед существительным не может стоять более одного такого сопроводителя, в английском высказывании запрещены вполне обычные для русского языка сочетания, как, например, два местоимения в этот ваш приятель. Однако у русского местоимения принадлежности ваш два английских соответствия - your и yours, и если первое, будучи сопроводителем перед существительным, не может стоять рядом с другим таким же сопроводителем this этот, то второе позволяет соединить оба местоимения при одном существительном, расположив их по разные стороны от него: this friend of yours этот приятель ваш. Только четвёртая форма допустима, если обозначение обладаемого предмета в высказывании отсутствует: английскими соответствиями краткого ответа Моя на вопрос типа Whose book is this? Чья это книга? могут быть только Mine или It is mine.
Итак, местоимения рассмотренного подкласса выступают в четырёх формах, иногда совпадающих. Две употребляются при глаголах и указывают на вовлечённый в действие предмет, а две другие - при существительных, указывая на обладателя предмета. В каждой из этих двух пар форм, отнесённых соответственно к глаголу или к существительному, одна предназначена для употребления перед соответствующим словом, а другая - для всех прочих употреблений. Наличие специальных форм местоимений для употребления перед глаголами и перед существительными, несомненно, облегчает распознавание этих двух основных частей речи, что весьма важно для английского языка.

При глаголе

При существительном

Перед ним

Не перед ним

Перед ним

Не перед ним

I

me

my

mine

we

us

our

ours

you

you

your

yours

he

him

his

his

she

her

her

hers

it

it

its

--

they

them

their

theirs

  
6. Обозначения действий - глаголы
Грамматическая характеристика подавляющего большинства английских глаголов одинакова. Они принимают четыре окончания: нулевое, -s, -ed, -ing (play, plays, played, playing играть). В сравнении со спряжением русского глагола, у которого различных окончаний десятки, английский глагол, конечно, очень беден грамматическими показателями. Из четырёх его окончаний лишь одному соответствует единственное русское окончание (play-s игра-ет), а у каждого из трёх остальных много русских соответствий. Однако глаголы богаче окончаниями, чем прочие английские части речи.
В грамматическом отношении наиболее важно различие между наличием и отсутствием у глагола окончания -ed, которое характеризует действие как прошедшее, то-есть состоявшееся ранее момента высказывания (play-ed играл). Несколько десятков английских глаголов этого окончания не принимают, а форму с тем же значением и употреблением образуют иными способами - обычно изменением звучания, например, came пришёл (от come), met встретил (от meet), иногда с добавлением нестандартного окончания -t: slept спал (от sleep). У нескольких глаголов эта форма полностью совпадает с исходной формой глагола при нулевом окончании (cut резал от cut), и они, следовательно, располагают лишь тремя формами вместо обычных четырёх.
При нулевом окончании глагола действие не отнесено к прошедшему времени и поэтому может относиться к настоящему, то-есть к тому же периоду, что и высказывание, а окончание -s определённо относит действие к настоящему (plays играет). Вместе со значением настоящего времени окончание -s несет и другое грамматическое значение, характеризуя деятеля как предмет единичный и не участвующий в акте речи. А деятель множественный или участвующий в акте речи при действии в настоящем времени обозначается нулевым окончанием глагола, которое соответствует, следовательно, пяти русским окончаниям (play играю, играешь, играем, играете, играют). Таким образом, шести окончаниям русского глагола в настоящем времени, которые различают деятеля как говорящего (1-е лицо), слушателя (2-е лицо) или не участвующий в акте речи предмет (3-е лицо) в двух числах - единственном и множественном, соответствуют всего два окончания английского глагола: -s передает значение 3-его лица в единственном числе, а нулевое окончание - все остальные характеристики по лицам и числам. Как видим, в этом отношении два языка очень различны.
Хотя английский глагол не указывает своими окончаниями на участие деятеля в акте речи, такое указание дается другими средствами языка. Деятель, участвующий в акте речи, обязательно обозначается одним из трёх слов: I - говорящий (я), we - говорящий вместе с кем-нибудь (мы), you - слушатель или слушатели (ты, вы). Деятель, который в акте речи не участвует, тоже должен быть обозначен или указан при глаголе. Обычно его обозначает существительное в единственном числе с нулевым окончанием или во множественном с -s. Примечательно, что глагол, следующий за этим существительным, принимает те же два окончания, но у него они распределяются между двумя числами прямо противоположно: при единичном деятеле окончание -s, отсутствующее у существительного, появляется у глагола, а при множественном оно же отсутствует у глагола, но есть у существительного. В отличие от русских предложений Мальчик играет и Мальчики играют, где единичность или множественность деятелей выражена в обоих словах и тем самым дублируется, соответствующие английские предложения The boy plays и The boys play выражают эти два грамматических значения перестановкой одного и того же окончания: единичность деятеля выражается последовательностью "окончание нулевое - окончание -s", а для выражения его множественности используется обратная последовательность.
Таким образом, окончание -s во всех случаях несомненно характеризует деятеля по числу, но по какому именно - единственному или множественному, зависит от присоединения этого окончания к тому или иному слову в составе предложения. Выше было показано, как меняются грамматические характеристики английского слова в зависимости от его места в высказывании. Оказывается, что подобная зависимость грамматического значения от места в высказывании присуща в английском языке не только целым словам, но и окончаниям.
Окончания глагола могут характеризовать его употребление в высказывании. Важнейшее предназначение глагола - вместе с обозначением деятеля составлять грамматическое ядро предложения. В этом употреблении английский глагол принимает три из четырёх своих окончаний - нулевое, -s и -ed. Четвёртое окончание -ing указывает на иное употребление - глагол с ним может представлять действие либо как нечто самостоятельное, не обязательно соотнесённое с каким-либо деятелем (The boy likes reading Мальчику нравится чтение), либо как признак деятеля (the reading boy читающий мальчик). Такие сдвиги в значении глагола сближают его с другими частями речи - с существительным в первом случае, с прилагательным во втором.  Возможен и полный переход слова с  -ing в состав этих частей речи: от глагола meet встретить образовано существительное meeting встреча, митинг; от глагола catch схватить произведено прилагательное catching прилипчивый, заразный.
Окончание -ed, помимо указания на совершение действия в прошлом, способно также представлять действие как свойство вовлечённого в него предмета, обычно объекта данного действия: a painted fence покрашенный забор (от paint красить). Различаются эти значения -ed с учётом структуры высказывания. Нескольких десятков английских глаголов отличаются тем, что не совмещают эти разные значения в форме с одним окончанием, а выражают их двумя отдельными формами без -ed, и у них, следовательно, форм не четыре, а пять. В качестве грамматических показателей обоих значений у большинства таких глаголов используются изменения в звучании самого слова, иногда весьма значительные, а значение свойства вовлечённого в действие предмета некоторые из них выражают с помощью окончания -n: sing петь - sang пел, sung спетый; go идти - went шёл, gone ушедший; write писать - wrote писал, written написанный. Все такие глаголы с их нестандартными формами перечисляются в учебниках и словарях.
Особым набором форм отличается глагол be быть, который играет исключительно важную роль в построении английских высказываний. Заметим, что и в русском языке глагол быть очень своеобразен по своему спряжению и употреблению - в настоящем времени у него всего одна форма есть, не изменяемая по лицам и числам, да и та, как правило, опускается (Он дома). Своеобразие его английского соответствия be проявляется совсем иначе - в противоположность быть он никогда не опускается, а форм у него целых восемь, то-есть вдвое больше, чем у типичного английского глагола. В настоящем времени be различает не две формы, как почти все глаголы, а три: am относится к говорящему (1-е лицо единственного числа), are соответствует форме обычных глаголов с нулевым окончанием в её остальных значениях множественного числа 1-го и 3-го лица и обоих чисел 2-го лица, is - форме с окончанием -s (3-е лицо единственного числа). В прошедшем времени у be две формы вместо обычной одной: was для говорящего и для единичного неучастника акта речи (единственное число 1-го и 3-го лица), were для остальных значений - слушателя (2-е лицо) и множества деятелей (множественное число). В других употреблениях этого глагола обычной форме с нулевым окончанием соответствует be: Be happy Будь(те) счастлив(ы), форме с обычным окончанием -ed соответствует форма с нестандартным окончанием -en (been), а форма being построена по общему правилу.
В особый подкласс выделяются несколько английских глаголов, которые по составу форм беднее остальных. Они не принимают никаких окончаний, и только один из них различает настоящее и прошедшее время: can могу, можешь и т.д., could мог, могла и т.д., а остальные выступают в одной неизменной форме. Все они обозначают не действие, а различные отношения к нему: его обязательность (must должен), предпочтительность (should и ought следует), допустимость (may можно и might возможно), желательность (would хотел бы), предсказуемость (shall и will буду, будешь и т.д.). Они употребляются только вместе с другим глаголом, который обозначает характеризуемое ими действие. Это подкласс глаголов, ограниченных как по форме, так и по употреблению, глаголов служебных, вспомогательных.
Как показано выше, для английского языка характерно широкое и регулярное использование служебных слов для передачи таких грамматических значений, которые в других языках выражаются окончаниями. Служебны артикли при существительных, сравнительные слова more и most при прилагательных и наречиях, обозначения участников акта речи при глаголах - I, we, you. Присоединяя к себе вспомогательные глаголы, английские глаголы с их помощью образуют очень богатую систему форм, которые указывают на различные отрезки и точки времени совершения действия, обозначенного глаголом. Помимо настоящего времени, которое обозначается нулевым окончанием или -s, и прошедшего, для которого типично окончание -ed, английский глагол образует таким путём добрую дюжину других форм, указывающих на время совершения действия. Поскольку русский глагол различает своими формами лишь три времени - настоящее, прошедшее и будущее, для усвоения гораздо более разнообразных и потому непривычных временных характеристик необходимо уяснить их природу.
Разумеется, не нуждается в пояснениях значение будущего времени, которое указывает на совершение действия после акта высказывания. Форма английского будущего времени строится из обозначающего действие глагола с нулевым окончанием и стоящего перед ним служебного глагола shall или will со значением предсказания действия: shall / will come приду, придёшь и т.д., shall / will work буду, будешь и т.д. работать. Поскольку will употребляется в этом сочетании гораздо чаще и свободнее, чем существенно ограниченный shall, допустимо пользоваться will во всех случаях. В устной речи служебные глаголы зачастую сокращаются до последнего согласного звука, а на письме - до 'll (He'll come Он придёт).
Все остальные глагольные сочетания, характеризующие время совершения действия, соответствий в русском языке не имеют и потому требуют объяснений. Однако и сложная система английских временных характеристик, и гораздо более простая и прозрачная система времён русского глагола опираются на одно и то же фундаментальное представление о нынешнем (настоящем) моменте как о точке, которая необратимо движется по линии времени, деля её на два периода - пройденный (прошедшее) и предстоящий (будущее). Как прошедшее, так и будущее время глагола целиком относят действие к соответствующему периоду и исключают его из настоящего - момента высказывания. Настоящее время обычно характеризует действие как идущее именно в этот момент, но у него есть и иное значение. Действие, акты которого уже состоялись в прошлом и ожидаются также в будущем (например, Он ходит в школу), не относится целиком ни к одному из этих периодов и поэтому не обозначается ни прошедшим, ни будущим временем. Такое действие естественно обозначается глаголом в настоящем времени, хотя в момент высказывания оно может и не совершаться - ведь Он ходит в школу вовсе не означает Он сейчас идёт в школу. Следовательно, грамматическая форма настоящего времени сама по себе не означает, что действие совершается в момент высказывания, она лишь характеризует действие как не относящееся целиком ни к прошедшему, ни к будущему. Иначе говоря, настоящее время в грамматическом смысле - это не прошедшее и не будущее, оно сочетает в своем грамматическом значении две отрицательные характеристики.
Но у английского глагола есть и форма, в которой сочетаются две положительные характеристики по времени и которая очень своеобразно связывает будущее с прошедшим. Она употребляется главным образом при пересказе сделанного ранее предположения, как, например, при преобразовании Он придёт в Мы надеялись, что он придёт. В русском языке глагол в обоих случаях употребляется в том же будущем времени, хотя лишь в первом из них действие глагола придёт несомненно отнесено к будущему, а во втором оно представлялось будущим в момент, который сам отнесён в прошлое (надеялись). В соответствующих английских высказываниях He will come и We hoped that he would come эта разница в точках отсчёта времени грамматически отражается в разных формах глагола - служебный глагол будущего времени will заменяется при таком пересказе глаголом на would (в сокращённом виде 'd - he'd come), который сохраняет значение будущего времени, но соотносит его не с настоящим моментом, а с прошлым. Заметим, что эта специфически английская форма времени глагола вряд ли вызовет серьёзные затруднения, так как на русский язык обе формы переводятся будущим временем, а употребление в речи обычного будущего времени вместо будущего с точки зрения прошедшего момента не приводит к существенному искажению сообщения.
Помимо рассмотренных четырёх форм, относящих действие к тому или иному периоду времени - прошедшему, будущему, не прошедшему и не будущему (то-есть настоящему), будущему относительно прошедшего, у английского глагола есть еще несколько разрядов форм, которые образуются с помощью служебных глаголов и дают времени действия более сложную характеристику. Один из этих разрядов представляет действие как состоявшееся, завершённое до некоторого момента, который сам может быть отнесен к любому из четырёх перечисленных выше периодов. Такие формы создаются сочетанием служебного глагола have иметь с обозначающим действие глаголом, который принимает окончание -ed или соответствующую нестандартную форму. Форму времени принимает только служебный глагол: have (has) finished в настоящем, had finished в прошедшем, will ('ll) have finished в будущем, would ('d) have finished в будущем относительно прошедшего. Служебный глагол нередко сокращается до конечного согласного звука: have - до 've, has - до 's, had - до 'd. На русский язык эти формы в настоящем или прошедшем времени переводятся прошедшим временем (закончил), в обеих формах будущего - будущим (закончу). Для передачи их специфики можно вставлять в русское высказывание слово уже даже при отсутствии в английском тексте соответствующего ему слова already, излишнего при этой форме глагола. Уяснить эту специфику может помочь перевод буквальный: I have finished точно соответствует по своему составу и строению русской фразе Имею законченным, которая звучит, конечно, неестественно, но помогает понять, как построена и что означает английская форма.
В обоих будущих временах формы этого разряда употребляются исключительно редко и на начальной ступени усвоения английского языка просто не потребуются. Формы прошедшего и настоящего достаточно употребительны, хотя в речи начинающего обе можно без особого ущерба заменить простой формой прошедшего времени. Прошедшее время этого разряда had finished закончил ("имел законченным") показывает, что действие состоялось ранее другого действия в прошлом. Настоящее время has finished закончил ("имеет законченным") используется, чтобы подчеркнуть, что действие, совершённое в прошлом, остается актуальным и в настоящий момент, главным образом своими последствиями.
Другой разряд специфически английских форм представляет действие как протекающее в некоторый момент, который может относиться к любому из четырёх времён. Такие формы образуются сочетанием служебного глагола be в соответствующем времени с обозначающим действие глаголом, который принимает окончание -ing: am (are, is) reading в настоящем времени (с нередким сокращением служебного глагола до 'm, 're, 's соответственно), was (were) reading в прошедшем, will ('ll) be reading в будущем и would ('d) be reading в будущем относительно прошедшего. На русский язык они переводятся глаголом в соответствующей форме времени - настоящего (читаю, читаешь и т.д.), прошедшего (читал) или будущего (буду, будешь и т.д. читать). В обоих будущих временах они практически не встречаются. Уяснить суть этого разряда форм английского глагола можно с помощью буквального, хотя и неуклюжего перевода приведённых примеров: Я (был, буду) читающий. Заметим, что в переводах на английский язык приведённых выше русских высказыванияй Он ходит в школу и Он сейчас идёт в школу используются разные формы глагола go идти, ходить: в первом - простое настоящее время (He goes to school), во втором - настоящее время, ограниченное моментом речи (He is going to school) и делающее излишним английское слово now сейчас.
Два рассмотренных разряда форм английского глагола указывают на отношение времени обозначенного им действия к некоторому моменту в прошедшем, в настоящем (тогда это момент высказывания) или в будущем. В одном разряде действие характеризуется как завершённое до этого момента, в другом - как происходящее в этот момент. Такой характеристики действию не дают рассмотренные вначале формы четырёх времён, которые можно поэтому считать особым, нейтральным к ней разрядом.
Наконец, есть и четвёртый разряд, самый сложный. Он совмещает обе эти характеристики действия, представляя его как происходившее вплоть до некоторого момента и, возможно, к этому моменту ещё не завершенное. Формы этого разряда образуются с участием обоих служебных глаголов - have и be - и строятся по тем же правилам, что и формы двух предыдущих разрядов. По правилу для разряда со значением продолжающегося действия обозначающий его глагол принимает окончание -ing, перед ним служебный глагол be с окончанием -en, то-есть в форме, которую он принимает как основной глагол в разряде со значением предшествующего действия, а начинается всё сочетание служебным глаголом have в соответствующем времени: have (has) been waiting в настоящем времени, had been waiting в прошедшем, will have been waiting в будущем и would have been waiting в будущем относительно прошедшего. Впрочем, обе формы будущего в этом разряде практически не встречаются. На русский язык прошедшее время переводится, естественно, глаголом в прошедшем (ждал), а перевод настоящего времени зависит от того, завершено ли действие к моменту высказывания о нём или всё ещё продолжается: первому случаю соответствует русское прошедшее, а второму - настоящее (жду, ждёшь и т.д.).
Таким образом, при четырёх грамматических временах и четырёх разрядах форм в каждом из них английский глагол располагает очень разветвлённой системой форм, которые дают действию подробную характеристику, соотнося его во времени с различными моментами и периодами. Нетрудно подсчитать, что всего в эту систему входят 16 форм. Такое количество форм глагола иногда считают огромным и создающим немалые трудности для усвоения языка. Однако трудности здесь преувеличены. Ведь почти половина этих форм в повседневной речи не используется, а на начальной ступени усвоения английского языка вполне достаточно ограничиться теми же тремя временами глагола, которые есть и в русском языке. Усваивать образование всех этих 16 форм по отдельности не нужно, для этого достаточно лишь пяти правил: три для построения настоящего, прошедшего и будущего времени, одно для всего разряда со значением действия, совершённого до некоторого момента, и ещё одно - для всего разряда со значением действия, протекающего в некоторый момент. Пользуясь этими пятью правилами и умея сочетать их друг с другом, можно построить любую из 16 форм времени английского глагола.
  
7. Как строится простое предложение
Правила построения стандартного английского высказывания требуют, чтобы в нём обязательно присутствовали на предписанных местах слова с определёнными грамматическими свойствами. Поскольку русскому предложению такая строгость не присуща, при усвоении английского языка стоит немалого труда преодолеть привычку к значительно большей свободе в этом отношении.
Самые простые сообщения состоят из единственного слова - например, Yes Да, No Нет, Stop Стой(те), но трудностей они, конечно, не вызывают. Важнее всего научиться строить простые сообщения (предложения) из нескольких слов - двух, трёх или четырёх.
Предложение из двух слов обычно сообщает о действии, которое, естественно, обозначено глаголом и в которое вовлечён один предмет - его исполнитель, деятель. Обозначен он, как правило, существительным или местоимением, перед которым нет предлога. Обозначение деятеля обязательно начинает предложение, за ним следует глагол: Birds fly Птицы летают, We came Мы пришли, That helps Это помогает. Поскольку служебные слова - не отдельные компоненты предложения, а входят в него вместе со словом, к которому прикреплены, двухсловными, точнее, двучленными являются и предложения The birds | are singing Птицы поют, We | have come Мы пришли, That | will help Это поможет. В отличие от русского языка, где слова в предложениях такого состава можно переставлять (Поют птицы; Пришли мы; Поможет это), английский таких перестановок не допускает.
Трёхчленные английские предложения одного из самых распространенных типов начинаются так же, как двучленные - сначала обозначен деятель, затем идет глагол. Далее следует третье слово - существительное или местоимение без предлога, которое обозначает другой предмет, вовлечённый в действие в качестве его объекта (John | helps | Alice Джон помогает Алисе; My brother | will build | a house Мой брат построит дом; They | saw | us Они видели нас). В отличие от русских трёхчленных предложений, где допустимы все шесть вариантов расстановки слов, английские предложения того же состава допускают лишь один порядок следования обозначений: деятель - действие - объект.
Английскому предложению присущ, таким образом, твёрдый, жёстко закреплённый порядок слов, тогда как в русском порядок слов свободен. Это самое фундаментальное различие между двумя языками, и поэтому так важно овладеть техникой построения английского предложения, с самого начала не допуская в речи никаких нарушений предписанного порядка слов, любое отклонение от которого либо разрушит сообщение, либо придаст ему смысл, очень далёкий от намерения говорящего.
В учебниках подробно излагаются правила расположения слов в английском предложении вместе с различными вариантами, в том числе и отклоняющимися от стандарта. Чтобы лучше понять как правила, так и пределы возможных отклонений от них, полезно прежде всего уяснить, для чего в английской грамматике используется жёсткий порядок слов.
Важнейшая задача английского порядка слов - обеспечить распознавание самых существенных грамматических признаков слова: в роли какой части речи оно употреблено, как характеризует предмет или действие, как связано с другими словами и со всем предложением. В двучленном предложении эта задача решается сравнительно просто: первое слово - существительное или местоимение, второе - глагол, первое обозначает деятеля, а второе - действие, и оба слова взаимосвязаны как два обязательных компонента, на контрасте между которыми строится предложение.
Однако эта задача серьёзно усложняется, когда в трёхчленном предложении наряду с основным контрастом появляется другой, не менее важный контраст между двумя словами, которые обозначают предметы с неодинаковыми, зачастую диаметрально противоположными ролями в действии ("кто - кого?"). Разумеется, без различения этих двух ролей правильно понять сообщение невозможно, и грамматический строй языка должен обеспечить в таких предложениях контраст не только между обозначениями действия и вовлечённых в него предметов, но и между обозначениями двух предметов с разными ролями в действии.
Выявить первый контраст, лежащий в основе любого предложения, помогает то, что противостоящие слова обычно принадлежат к разным частям речи - существительным и глаголам. Конечно, в английском языке и эти две части речи своими формами различаются слабо. Но в другом контрасте противостоят друг другу слова, которые по форме вообще не различаются, так как относятся к одной и той же части речи и в отличие от своих русских соответствий не способны обозначать разные роли предметов разными окончаниями падежей. По этой причине первоочередной задачей порядка слов в английском предложении становится различение двух слов, обычно существительных, которые обозначают предметы, по-разному вовлечённые в действие, и. решается эта задача постановкой обозначений разных ролей на разные места в предложении.
Поскольку контраст между двумя словами в предложении лучше всего подчеркнуть, расположив их как можно дальше друг от друга, два существительных ставятся по разные стороны от глагола. Какое из них поставить перед глаголом, а какое - после него, решается с учётом того, что деятель и объект вовлечены в действие с разной силой. Вот, например, несколько сообщений с одним и тем же деятелем и, на первый взгляд, с одним и тем же действием (cut резал), но с разными его объектами: John cut a finger (порезал себе палец), his hair (остриг себе волосы), some bread (нарезал хлеба), grass (косил траву), his expenses (урезал свои расходы).
На этом примере нетрудно убедиться, что действие может существенно менять свой характер в зависимости от природы его объекта, и поэтому один и тот же английский глагол cut переводится разными русскими глаголами. Понятно, что объект, который подвергается воздействию и в результате его существенно изменяется, вовлечён в действие гораздо глубже, чем деятель, природа которого от участия в действии не изменяется. Поэтому обозначение объекта грамматически связано с глаголом сильнее, чем обозначение деятеля.
В основе трёхчленного предложения лежит, таким образом, та же взаимосвязь между деятелем и действием, что и в двучленном предложении, а тесно связанный с действием объект лишь дополняет его характеристику. Иначе говоря, в основе трёхчленного предложения лежат те же два компонента, которые обозначают деятеля и совершаемое им действие, но второй из них расширен обозначением объекта действия (John | cut a finger). Поэтому в трёхчленном предложении за обозначением деятеля сохраняется первое место, а обозначение объекта присоединяется к глаголу и следует за ним.
В некоторые действия могут вовлекаться три предмета, и тогда предложение становится четырёхчленным. Это главным образом действия передачи, имеющие целью включение её объекта в окружение третьего предмета - адресата. Если и объект, и адресат передачи обозначены существительными без предлогов, в предложении оказываются три таких существительных. Два из них располагаются после глагола - сразу за ним следует обозначение адресата, а обозначение объекта заключает предложение: John | wrote| Alice| a letter Джон написал Алисе письмо, Alice | taught | the children | music Алиса учила детей музыке. Это единственная последовательность четырёх компонентов, возможная в английском предложении такого состава, тогда как в русском допускаются все 24 перестановки.
В английских предложениях, где глагол сопровождается двумя или тремя существительными без предлогов, порядок слов отличается наибольшей жёсткостью. Однако прочие компоненты такого предложения пользуются некоторой свободой расположения. Так, если один из предметов, вовлечённых в действие, обозначен не существительным, а местоимением, которое в отличие от существительного способно различать роли предмета в действии своими формами падежа (I - me, we - us и т.д.), нужда в строгом порядке слов не так сильна, и появляется возможность нестандартной расстановки обозначений предметов. Поскольку, например, форма we однозначно обозначает только деятеля, а не объект, наряду с обычной расстановкой We know our rights Мы знаем свои права допустим и порядок Our rights we know Свои права мы знаем. Правда, нестандартность всегда связана с повышенной эмоциональностью высказывания, и на начальной ступени усвоения английского языка вряд ли следует пользоваться таким сильным средством.
Необходимо отметить, что жёсткость расстановки особенно важна для существительных без предлога. Ведь предлог достаточно чётко указывает на роль предмета в действии и тем самым снижает нужду в строгом расположении существительного. Существительное с предлогом обычно ставится после обозначения объекта, изредка перед обозначением деятеля, но всегда за пределами сердцевины предложения, в которую вместе с глаголом входят существительные без предлога. Так, в предложениях с тремя такими существительными, например, в приведённом выше John wrote Alice a letter, перед существительным Alice, которое обозначает адресата, можно поставить предлог направления to, но тогда оно не может оставаться на том же месте в предложении и должно переместиться либо в его конец (John wrote a letter to Alice), либо, при желании особо выделить адресата, в начало (To Alice John wrote a letter). Примерно так же, как существительные с предлогом, располагаются в предложении и обозначения различных обстоятельств действия - его времени, места, интенсивности, причины и т.п. Обычно они занимают места в конце предложения (They will meet John tomorrow Они встретят Джона завтра), реже в его начале (Tomorrow they will meet John Завтра они встретят Джона).
Изредка встречается даже такое отклонение от стандартного порядка слов, как постановка обозначения деятеля после глагола, но для этого требуется соблюсти два условия: во-первых, в предложении нет других существительных без предлога, что исключает возможность неразличения двух предметов с разными ролями в действии, во-вторых, место в начале предложения, обычно отведённое для обозначения деятеля, занято обозначением обстоятельства действия. Такая перестановка допустима, например, в предложении A stranger stood outside - Outside stood a stranger За дверью стоял незнакомец, однако второй вариант весьма специфичен и на начальной ступени усвоения языка не рекомендуется.
Итак, по своей роли в строении предложения и по вытекающей из нее мере жёсткости своего расположения в нём компоненты английского предложения делятся на две группы. Глагол и окружающие его существительные без предлогов, обозначающие вовлечённые в действие предметы, образуют сердцевину предложения. Существительных в ней может быть от одного до трёх, но чаще всего их два, и именно в этом случае порядок слов в сердцевине соблюдается с наибольшей строгостью. А за её пределами располагаются периферийные компоненты предложения - существительные с предлогами и различные обозначения обстоятельств действия. На периферии предложения порядок слов не так строг и допускает некоторую свободу перестановок.
В другом распространённом типе трёхчленных предложений сообщается не о действии, и поэтому строятся они несколько иначе. Начинаются они, как и предложения прочих типов, с обозначения предмета, которое в грамматическом плане не отличается от обозначения деятеля, хотя сам этот предмет, строго говоря, деятелем не является. Затем следует глагол, в типичных случаях be быть, который сам по себе никакого действия не обозначает. А третий компонент предложения - существительное с предлогом или без него, прилагательное или наречие, которое обозначает свойство, признак, состояние, местонахождение или иную характеристику предмета, обозначенного первым компонентом: John is a student Джон студент; on holiday в отпуске; glad рад; industrious трудолюбив; nearby неподалеку. Порядок слов в таких предложениях отличается от русского не только недопустимостью перестановок, но и обязательным присутствием глагола be.
С глаголом be строятся предложения ещё одного, специфически английского типа, в которых сообщается о наличии некоторого предмета, как правило, с указанием его местонахождения или иных обстоятельств его существования. Одна из особенностей предложений этого типа заключается в том, что обозначение имеющегося предмета обязательно располагается после be и не занимает, следовательно, места перед глаголом, которое отведено для единственного существительного без предлога в предложениях прочих типов. Это место, однако, не может оставаться незаполненным, и отсюда другая особенность предложений этого типа - первое место в них занимает слово there, которое лишь на вид совпадает с наречием there там, никакого собственного значения в этом употреблении не имеет и выполняет чисто служебную функцию показателя данного типа предложения. Примеры таких предложений: There is a problem Есть (одна) проблема; There are books on the shelf На полке книги; There must be water somewhere nearby Где-то неподалеку должна быть вода; There will be a concert there Там будет (состоится) концерт. Заметим, что в последнем примере два there, но в конце предложения это обычное обозначение места, и в русском переводе слово там передаёт именно это there, а не то, с которого начинается английское предложение и которое, не неся собственного значения, никогда не переводится.
В предложениях этого типа, как правило, сообщается о наличии одного из множества предметов, он не выделен, и его обозначение поэтому не сопровождается артиклем the. Если же речь идет о предмете выделенном, предложение строится по другому типу, рассмотренному выше: The books are on the shelf Книги на полке, где существительное без предлога с артиклем the стоит в начале предложения, а служебное слово there, разумеется, устранено. И в этом примере наличие или отсутствие артикля при английском существительном отражается перестановкой слов в русском предложении: На полке книги - Книги на полке. Предложения с начальным there и глаголом be после него не могут сообщать о наличии предмета у какого-либо лица. Это нужно оговорить потому, что в русском языке о наличии предмета в каком-то месте или у какого-то лица сообщают предложения одного и того же типа: У дороги цветы; У девочки цветы. Только первое из них переводится английским предложением с начальным there: There are flowers by the roadside. О наличии же предмета у кого-то английский перевод второго предложении сообщает с помощью глагола have иметь: The girl has flowers. Отметим, что этот английский глагол очень употребителен в отличие от его русского соответствия, использование которого довольно ограниченно.
  
8. Правила изменения порядка слов
Порядок слов полностью свободен в таком языке, грамматический строй которого, как в русском, допускает все перестановки в предложения - 2 при двух его компонентах, 6 при трёх, 24 при четырёх и т.д. Напротив, порядок слов предельно жёсткий, если допускает лишь одну последовательность компонентов в предложения. Но в отличие от полностью свободного порядка слов, который присущ многим языкам и в том числе русскому, жёсткость порядка слов в языке может быть значительной, но никогда не бывает абсолютной, и в живой речи даже при самом строгом порядке слов всегда сохраняется некоторая свобода перестановок. Она нужна говорящему, чтобы иметь возможность обратить внимание слушателя на одно из слов, выдвинув его на более заметное место в высказывании. Кроме того, жёсткий порядок слов ограничивает возможность не только перестановок, но и удаления компонентов из предложения, а говорящему нередко нужно опустить тот или иной компонент, если соответствующий предмет либо неизвестен, либо несущественен, либо уже назывался и желательно избежать его повторного упоминания.
Возьмём, например, русское предложение Алиса предложила девочке игрушку, где обозначены три вовлечённых в действие предмета - деятель (Алиса), адресат (девочка), объект (игрушка). Слова в нём можно расположить 24 способами, и каждый из вариантов, не меняя ни формы слов, ни содержания сообщения о действии и его участниках, по-разному акцентирует значимость четырёх компонентов сообщения. В английском переводе этого предложения Alice offered the girl a toy никакие перестановки не допускаются, однако и здесь есть некоторая возможность манёвра при условии, что будут соблюдены грамматические правила, требующие изменить форму некоторых компонентов предложения.
Выше было показано, как вывести обозначение адресата за пределы сердцевины предложения, где порядок слов особенно строг - для этого достаточно обозначить роль адресата с помощью предлога to, который указывает на направление к предмету, и предложение принимает изменённый вид: Alice offered a toy to the girl Алиса предложила игрушку девочке.
Необходима, однако, гораздо более существенная перестройка предложения, если изменения в нём затрагивают обозначение деятеля. Если он неизвестен или не представляется существенным, его обозначение можно опустить, а если, напротив, его хотят особо подчеркнуть, его обозначение нередко перемещают в конец предложения. В русском языке его перемещения не затрагивают форму прочих слов (Игрушку девочке предложила Алиса), но его опущение затрагивает глагол, который в этом случае либо принимает окончание множественного числа (Девочке предложили игрушку) или -ся/-сь (Девочке предлагалась игрушка), либо заменяется другой своей формой в сопровождении глагола быть (Девочке была предложена игрушка). В двух последних случаях при этом может измениться также окончание падежа у обозначения объекта.
В английском предложении, как и в русском, обозначение деятеля тоже можно переместить в конец или вообще опустить. Однако в отличие от русского языка место в начале предложения, отведённое для его обозначения, в этом случае нельзя оставить незаполненным, и на него обязательно передвигается обозначение другого участника того же действия. Но если предмет, обозначение которого расположено перед глаголом, действия не совершает, то коренным образом меняется смысловой стержень предложения - логическая связь между деятелем и его действием. Поэтому изменение роли предмета, обозначение которого стоит перед обозначением действия, глубоко затрагивает и способ, которым обозначено само действие.
Выше рассматривался тип предложений, где сообщается не о действиях некоторого предмета, а о его характеристиках, свойствах, качествах, состояниях, и где обозначения характеризуемого предмета и его характеристик связаны между собой особым служебным глаголом be быть. Именно в этот тип переводится предложение, в котором на начальное место перед глаголом вынесено обозначение не деятеля, а предмета с иной ролью в действии. Перед глаголом ставится служебный глагол be в соответствующей форме времени, лица и числа, а сам глагол принимает окончание -ed или, если он нестандартен, другой соответствующий показатель.
Если в действие вовлечён, помимо деятеля, только объект, то его обозначение, естественно, и выносится на начальное место в предложении: The cook prepares breakfast Повар готовит завтрак без упоминания деятеля преобразуется в Breakfast is prepared Завтрак готовят (готовится, приготовлен). Если же обозначение деятеля перемещается в конец предложения, то в соответствии с общим правилом такой перестановки оно сопровождается предлогом by: Breakfast is prepared by the cook Завтрак готовит повар (готовится, приготовлен поваром). Если в действии участвуют, помимо деятеля, ещё два предмета, начальное место в предложении может занять обозначение любого из них, и поэтому приведённое выше предложение Alice offered the girl a toy преобразуется двумя способами: The girl was offered a toy Девочке предложили игрушку (была предложена игрушка), где на первое место поставлено обозначение адресата, или A toy was offered to the girl Игрушку предложили (Игрушка была предложена) девочке с обозначением объекта в начале. Разумеется, в конце каждого из этих предложений можно поставить и обозначение деятеля: The girl was offered a toy by Alice; A toy was offered to the girl by Alice Игрушку девочке предложила Алиса.
Как можно видеть, есть три способа перевода на русский язык английского предложения, в котором обозначение деятеля удалено с первого места и заменено там другим существительным. Ближе всего к строению английского предложения переводы наподобие Игрушка (была) предложена, Завтрак (был) приготовлен, но нередко они невозможны потому, что у соответствующего русского глагола такой формы либо вообще нет, либо она не очень употребительна. Не всегда приемлем и перевод с помощью глагола на -ся/-сь: Игрушка предлагалась, Завтрак готовится. Поэтому лучше во всех случаях переводить глагол в той форме, которую он принял бы после обозначения деятеля. Ведь главная цель использования этого типа предложений заключается не в какой-то особой трактовке действия, а в том, чтобы изменить стандартный порядок следования обозначений действия и его участников. Поскольку в русском языке изменение порядка слов не ведёт к изменениям их формы, при переводе английских предложений этого типа нужно стремиться передавать не особенности их строения, а главным образом порядок следования их компонентов. Следовательно, предложение без обозначения деятеля (The girl was offered a toy) лучше всего перевести с глаголом во множественном числе (Девочке предложили игрушку), а при переносе обозначения деятеля в конец предложения (A toy was offered to the girl by Alice) достаточно ограничиться такой же перестановкой в русском переводе (Игрушку предложила девочке Алиса).
  
9. Высказывания с отрицанием
Порядок слов в английском отрицательном предложении, которое сообщает о несовершении действия, отличается двумя особенностями. По сравнению с русским языком, где для превращения утверждения в отрицание достаточно поставить перед отрицаемым словом не (слышал - не слышал), преобразование английского утвердительного высказывания в отрицательное - гораздо более сложная процедура.
Во-первых, отрицательное слово not обязательно сопровождается одним из примерно двух десятков глаголов служебного характера и ставится непосредственно после него, а в разговорной речи оно часто теряет гласный звук и тогда пишется n't слитно со служебным глаголом. Это правило легко соблюдается, когда отрицаемый глагол стоит в форме, которая образуется с участием служебного глагола: She has not (hasn't) come Она не пришла; He will not (won't) agree Он не согласится.
Что же касается глаголов в настоящем или прошедшем времени, которые при утверждении не сопровождаются служебным глаголом, то при отрицании обозначенного ими действия перед not появляется специально для этого предназначенный служебный глагол do в соответствующей форме (do, does, did), а сам основной глагол принимает нулевое окончание: Alice dances Алиса танцует - Alice does not (doesn't) dance Алиса не танцует. Заметим, что глагол do употребляется не только как служебный, но и как обычный глагол с самым широким значением делать, действовать, и отрицание при нём строится по общему правилу: do повторяется - сначала как служебный глагол при отрицании, затем как основной глагол (We do not do that Мы не делаем этого).
Таким образом, глагол, обозначающий отрицаемое действие, обязательно имеет составную форму не менее чем из двух слов, причем первое из них принадлежит к особому инвентарю служебных глаголов, а отрицательное слово not (n't) помещается внутрь расщеплённой формы глагола.
Второе серьёзное отличие английского отрицательного высказывания от русского - запрет употреблять в предложении более одного отрицательного слова. В русском отрицательном предложении иногда несколько раз употребляется, наряду с главным отрицательным словом не, сопутствующее ему слово ни: Алиса (нигде, никогда) никого не ждала. В соответствующих английских предложениях остаётся только по одному отрицанию, но при этом есть выбор из двух вариантов построения. Если отрицание сохраняется при глаголе, то значение никого передается с помощью английских местоимений anybody или anyone кто-нибудь, которые не содержат отрицания: Alice did not wait for anyone. Но если воспользоваться отрицательными местоимениями nobody или no one никто, глагол утратит отрицательную форму: Alice waited for no one. Оба английских предложения одинаково отрицательны по содержанию, но второе из них построено точно так же, как утвердительное предложение Alice waited for someone Алиса ждала кого-то. Для английского языка очень характерно выражать отрицательное содержание, не придавая предложению грамматической отрицательности, то-есть не вводя not внутрь расщеплённой формы глагола.
Выражение отрицания без придания предложению особой отрицательной формы характерно для высказываний о наличии предмета где-либо или у кого-либо. В таких предложениях перед обозначением предмета, наличие которого отрицается, обычно ставится местоимение no никакой: There were no people in the streets На улицах не было народу. The child has no toys У ребёнка нет игрушек.
  
10. Высказывания с вопросом
Английским вопросительным высказываниям присущ особый порядок слов, который предписывает ставить служебный глагол в начале предложения, оставляя, однако, основной глагол там же, где он стоит в прочих высказываниях, то-есть после обозначения деятеля: Will John come? Джон придёт? При этом действуют те же правила, по которым служебный глагол ставится перед отрицательным словом not - перечень служебных глаголов в обоих случаях тот же, и для расщепления формы глагола в настоящем или прошедшем времени на два слова появляется тот же служебный глагол do: Did John come? Джон приходил? По характеру и грамматическому оформлению различаются два типа вопросов. Один из них - вопрос частный, представляющий собой просьбу восполнить недостающую информацию. Он всегда начинается специальным вопросительным словом, которое указывает, какая именно информация запрашивается: who кто, whom кого, whose чей, what что, какой, which который, where где, when когда, why почему, how как. Поскольку все они, кроме одного, начинаются одинаковым буквосочетанием, вопросы этого типа иногда называют wh-вопросами.
За вопросительным словом в частно-вопросительном предложении следует глагол, обычно служебный, который перемещён к началу предложения и этим придаёт ему вопросительную форму, а далее слова располагаются по общему правилу - за обозначением деятеля следует основной глагол: Whom did John meet? Кого Джон встретил? Whose picture have they seen? Чью картину они видели? What will Alice buy? Что Алиса купит? Which book should we read? Какую книгу нам читать? Where does Peter work? Где Питер работает? When must she come? Когда она должна прийти? Why are you leaving? Почему ты уходишь? How could that happen? Как могло это случиться?
При таком типичном расположении служебный и основной глаголы отделены друг от друга обозначением деятеля, подобно тому, как разделяет их not в отрицательном предложении. Если, однако, вопрос относится к самому деятелю, его обозначение - либо само вопросительное слово, либо с ним связано. Поэтому оно оказывается в начале предложения и не отделяет служебный глагол от основного. В этом случае необходимость расщеплять глагольную форму на два слова отпадает, и служебный глагол do не появляется: Who came? Кто пришёл? What happened? Что случилось? Which size fits him? Какой размер подходит ему?
Другой тип вопроса - общий, он представляет собой просьбу подтвердить или отвергнуть некое предположение, и поэтому его иногда называют вопросом типа "да - нет". В английском языке общевопросительное предложение всегда начинается служебным глаголом, затем обозначается деятель или характеризуемый предмет, далее следует основной глагол, если он есть в предложении: Does John play chess? Играет ли Джон в шахматы? Must Peter come? Должен ли Питер прийти? Are the children asleep? Спят ли дети? Is Alice a student? Студентка ли Алиса? Had they friends? Были ли у них друзья? Will there be anyone at home? Будет ли кто-нибудь дома?
В переводы приведённых примеров включён русский показатель общего вопроса - ли, употребление которого, впрочем, вовсе не обязательно, потому что общий вопрос можно достаточно чётко выразить своеобразной интонацией высказывания, построенного точно так же, как утверждение. Опустить ли можно и здесь: Джон играет в шахматы? Питер должен придти? Дети спят? Алиса студентка? У них были друзья? Кто-нибудь будет дома? В английской разговорной речи тоже встречаются общие вопросы без грамматического оформления вопросительности, на которую указывает только интонация, а на письме - вопросительный знак. Приведённые английские вопросы можно поэтому построить аналогично русским вопросам без ли, то-есть без придания им особой вопросительной структуры: John plays chess? Alice is a student? Peter must come? Этим упрощённым способом построения общих вопросов можно пользоваться на начальной ступени усвоения английского языка, но ограничиваться им и закреплять его не следует, потому что в отличие от русской повседневной речи, для которой общие вопросы с показателем ли не характерны, в английской речи общие вопросы достаточно часто оформляются грамматически особым порядком слов.
Общий вопрос может быть и отрицательным. В этом случае между служебным и основным глаголом располагаются и обозначение деятеля, и отрицание, причем сокращенное отрицание n't от служебного глагола не отделяется, а полное not обычно ставится после обозначения предмета: Doesn't your brother (Does your brother not) speak English? Ваш брат не говорит по-английски?
  
11. Свёрнутые предложения
Свёрнутые предложения - построения специфически английские, в русском языке у них аналогов нет. Они повторяют предшествующее им предложение в свёрнутом, схематическом виде. Свёртывание состоит, во-первых, в том, что сохраняются лишь два компонента предложения - обозначение деятеля и глагол. Во-вторых, деятель обозначается только местоимением, которым обязательно заменяется любое существительное, а глагол может быть только служебным, и в случае отрицания к нему добавляется слово not (n't).
Свёрнутое утвердительное предложение обычно употребляется как положительный или отрицательный ответ на общий вопрос: Did John see you? - He did / didn't. Джон видел тебя? - Да / Нет. Will Alice come? - She will / won't. Алиса придёт? - Да / Нет. Is the book yours? - It is / isn't. Это ваша книга? - Да / Нет. Can they swim? - They can / can't. Они умеют плавать? - Да / Нет.
Разумеется, ответ может быть и однословным Yes Да или No Нет, но его довольно часто сопровождает свёрнутое предложение, которое повторяет строение вопроса. Если вопрос содержит отрицание, то при таком объединении двух ответов на него английское правило выбора утвердительного или отрицательного слова противоположно русскому. На русский вопрос Разве он не придёт? можно ответить Да, не придёт или Нет, придёт, где выбор да или нет означает соответственно согласие или несогласие с высказанным в вопросе предположением, но не зависит от положительности или отрицательности второй части. В английском же языке обе части ответа должны быть либо положительными, либо отрицательными, и ответить на аналогичный вопрос Won't he come? следует либо Yes, he will (Нет, придёт), либо No, he won't (Да, не придёт).
Свёрнутое вопросительное предложение обычно примыкает к предложению, в котором излагается некоторое предположение, и содержит просьбу подтвердить его или отвергнуть. Оба предложения - полное и свёрнутое - тем самым объединяются в общевопросительное высказывание, состоящее из двух частей. Повторяя в свёрнутом виде исходное предположение, вторая, вопросительная часть высказывания всегда противоположна ему по знаку "плюс" или "минус" - при положительной первой части вторая отрицательна, и наоборот. Русские аналоги такого высказывания нередко содержат слово ведь и завершаются вопросами наподобие правда? или не так ли? (We should help them, shouldn't we? Cледует помочь им, не так ли? You didn't know that, did you? Ты ведь этого не знал, правда?)
Свёрнутое изложение предшествующего предложения употребляют и для присоединения к высказанному, как, например, в русском диалоге: Я прочёл эту книгу. - Я тоже. В аналогичном английском диалоге ответ на высказывание I have read the book строится как свёрнутое предложение из трёх компонентов. Начинается оно с наречия so так, которое указывает на присоединение к действию, за ним следует служебный глагол, а завершается предложение местоимением, обозначающим деятеля: So have I. Если же исходное предложение отрицательно, на такое же несовершение действия указывает отрицательное слово neither тоже не: I haven't read the book. - Neither have I. Я эту книгу не читал. - Я тоже (не читал).
  
12. Место предлога в предложении
Предлог - это служебное слово, связывающее существительное с другими словами и указывающее на природу взаимоотношений обозначенного им предмета с действием, свойствами или другими предметами. У английских предлогов немало общего с русскими, но есть между ними и немаловажные различия, обусловленные глубокими различиями в строе двух языков. Дело в том, что по своим значениям и по грамматической функции русские предлоги сходны с окончаниями падежей, которые тоже характеризуют роли предмета в действии и указывают на связи существительного с другими словами. Близость предлогов к падежам отражается в их тесном взаимодействии и, в частности, в том, что русский предлог требует определённого падежа в следующем за ним слове: от чего, к чему, про что, над чем, при чём. Однако английское существительное с предлогом не принимает окончаний падежа, так что английские предлоги не взаимодействуют с окончаниями, а скорее заменяют их. Поэтому они употребляются гораздо чаще, чем русские предлоги, и своими значениями обычно существенно отличаются от них. Отсюда немалые трудности усвоения многих английских предлогов, найти соответствия которым среди русских предлогов далеко не просто.
Особые затруднения следуют из одного свойства английских предлогов, которое совершенно не присуще предлогам русским. Так, в вопросительных предложениях Who(m) did John look at? What are they thinking of? Which operations is the tool good for? обращает на себя внимание, конечно, необычное место предлогов - вопреки самому названию этого разряда служебных слов, они стоят здесь не перед cуществительными или местоимениями, а в конце предложений, что для русских предлогов совершенно невозможно. К тому же они на первый взгляд не связаны ни с какими существительными. В таких случаях можно, однако, перенести предлог в начало предложения, на место перед вопросительным словом: At whom did John look? Of what are they thinking? For which operations is the tool good? Правда, такое расположение предлога в современной разговорной речи воспринимается как устаревшее, но оно сходно с местом предлога в русском вопросе и поэтому помогает перевести эти примеры: На кого Джон посмотрел? О чём они думают? Для каких операций годится этот инструмент?
В таких вопросительных предложениях проявляется общая закономерность, в силу которой предлог, перемещённый в конец предложения, сохраняет смысловую связь с существительным или местоимением, находящимся в начале или середине предложения. Эта закономерность проявляется и в предложениях иных типов, например, в Help must be called for, The house was never lived in. Поскольку в каждом из этих примеров только одно существительное (help помощь, the house дом), предлоги в них связаны с существительными так: for help, in the house. Существительные здесь стоят перед глаголом, куда по правилам порядка слов существительное с предлогом не допускается, однако перенос предлога в конец предложения позволяет обойти этот запрет. Правда, смысловой связи с предлогом существительное при этом не теряет и поэтому не может быть обозначением деятеля. Форма глагола тоже указывает на то, что стоящее в начале предложения существительное не обозначает деятеля, который, таким образом, в предложении вообще не упомянут. В первом примере help - объект действия, которое обозначено глаголом call звать, и предложение переводится Нужно позвать на помощь, а во втором примере the house - место действия, обозначенного глаголом live жить, и перевод здесь В (этом) доме никогда не жили.
Эта весьма своеобразная особенность английских предлогов обусловлена грамматическим строем английского языка. Предлог соединяет два компонента предложения, из которых один - существительное, а другой - чаще всего глагол или прилагательное, и его связи с этими двумя компонентами могут быть разными по силе. Русский предлог связан с последующим существительным как носителем определённого падежа гораздо прочнее, чем с глаголом или прилагательным, и поэтому граница между двумя компонентами проходит, несомненно, перед предлогом: позвать | на помощь, жить | в доме. Английские предлоги с падежом не взаимодействуют и поэтому связаны с существительными слабее, чем русские. В результате сила их связей с двумя соединёнными компонентами уравнивается, и в соответствующих английских сочетаниях, где предлог соединяет два компонента, границу между ними можно провести двояко - не только аналогично русскому членению (call | for help, live | in the house), но и call for | help, live in | the house. Таким образом, английский предлог, всегда сохраняя смысловую отнесённость к существительному, способен в соответствии с нуждами порядка слов отрываться от него и примыкать к предшествующему слову - глаголу или прилагательному.
  
13. Существительное с поясняющими его словами
Связь между словами в предложении можно выявить, поставив вопрос от одного слова, значение которого требует пояснения, к другому, которое содержит искомое пояснение. Слово, которое отвечает на вопрос, подчинено тому слову, значение которого оно ответом поясняет. Выявим, например, связи между словами в русском предложении Книгу приятель мой недавно купил довольно занимательную. Прежде всего в нём обнаруживается пара слов, каждое из которых поясняет значение другого и которые, следовательно, подчинены друг другу взаимно. Одно из них - приятель, отвечающее на вопрос "кто купил?", а другое - купил, отвечающее на вопрос "что приятель сделал?" Такие два слова, обозначающие деятеля и его действие, вместе составляют ядро предложения. Остальные слова отвечают на вопросы, идущие в одном направлении - сверху вниз, от слова господствующего к поясняющему: существительному приятель подчинено слово мой (чей?), глаголу купил - книгу (что?) и недавно (когда?), существительному книгу - занимательную (какую?), а прилагательному занимательную - довольно (насколько?). Из примера видно, что свободный порядок слов, присущий русскому языку, позволяет поясняющему слову располагаться довольно далеко от господствующего, и их могут отделять друг от друга слова, которые прямо не связаны ни с тем, ни с другим. Так разъединены в приведённом примере купил и книгу, книгу и занимательную.
Жёсткий порядок слов в английском языке, напротив, сводит к минимуму разъединение слов, которые связаны друг с другом. Поясняющее слово должно располагаться как можно ближе к господствующему, либо перед ним, либо после него. В окружении существительного различаются три зоны. Сначала ставятся служебные слова в случае их наличия - предлог, за ним артикль или подобное ему сопроводительное слово. Так, в английском переводе приведённого примера приятель мой передается только как my friend, то-есть дословно мой приятель. Слова, которые обозначают свойства предмета и поясняют существительное, располагаются либо в зоне перед ним, либо за ним. При распределении поясняющих слов между этими двумя зонами важнейшую роль играет требование наибольшей ясности в связях между словами, которое лежит в основе всего английского порядка слов. Поэтому поясняющие слова располагаются в окружении существительного так, чтобы избежать неясностей в иерархии подчинения, особенно в нередких случаях ступенчатого подчинения, когда слово, поясняющее существительное, само поясняется другим словом.
Отметим два ограничения при таком ступенчатом подчинении в окружении английского существительного. Недопустимо, во-первых, чтобы поясняющее слово, которое находится во вторичном подчинении, вклинивалось между своим господствующим словом и его господствующим словом. Это правило соблюдается в группе слов a rather amusing book довольно занимательную книгу, где господствующее существительное book поясняется стоящим перед ним прилагательным amusing, которое в свою очередь поясняется расположенным перед ним словом rather. Однако другое возможное в русском языке расположение слов - занимательную довольно книгу, где довольно вклинивается между словами книгу и занимательную, в английском исключено. Во-вторых, перед существительным может стоять только один предлог, который относится к нему самому, поэтому все подчинённые ему слова с собственными предлогами при них располагаются только после него. Так, при переводе на английский язык группы слов самое большое в городе здание, где предлог в относится не к господствующему существительному здание, поясняющее существительное с предлогом (in the town в городе) необходимо переставить на место после господствующего существительного: the largest building in the town.
Поскольку в русском языке нет таких ограничений на размещение перед существительным поясняющих его слов, соблюдение этих правил представляет некоторую трудность. Например, расположение слов открытая дверь сохраняется в английском переводе an open door, но если при прилагательном появляются поясняющие его слова и окружение существительного дверь развёртывается, скажем, в открытая круглые сутки дверь или открытая для всех дверь, то прилагательное open вместе c его пояснениями необходимо расположить после господствующего существительного: a door open for everyone around the clock дверь, открытая для всех круглые сутки.
Окружение английского существительного нередко строится как последовательность из нескольких существительных, что особенно характерно для официальных и научно-технических терминов. Господствующее существительное замыкает последовательность, а перед ним располагаются существительные, которые поясняют либо непосредственно его, либо одно из поясняющих его слов. Такова, например, последовательность из четырёх существительных satellite control earth terminal, где господствующее существительное terminal станция поясняется стоящим перед ним существительным earth земля, которое, выступая в этой позиции как прилагательное, соответственно переводится как наземная. Господствующее существительное поясняется также существительным control управление, которое указывает на назначение станции и в свою очередь поясняется существительным satellite спутник, обозначающим объект управления, а вместе оба эти слова переводятся как управление спутниками. Таким образом, вся последовательность означает наземная станция управления спутниками. Для правильного понимания и перевода подобных последовательностей нужно научиться выявлять в них цепочки пояснительных связей.
Строгие правила построения группы существительного ограничивают возможность не только перестановок в ней, но и опущения господствующего слова. Между тем любое слово в речи может опускаться, если его повторение нежелательно по стилистическим соображениям, как, например, в красный карандаш, а не синий (карандаш) или судьба Алисы и (судьба) её детей. Но опущение существительных, помещённых в скобки, оставляет подчинённые им слова - соответственно синий и детей - без связи с их господствующими словами, что в английском языке недопустимо. Чтобы сохранить структуру группы опускаемого существительного, его заменяют специальными показателями опущения - one после поясняющих слов, that перед ними, и приведённые группы переводятся на английский язык a red pencil, not a blue one; Alice's fate and that of her children.
  
14. Глагол как подчинённый компонент предложения
Наряду со своей главной грамматической функцией - обозначать действие как один из взаимоподчинённых компонентов двучленного ядра предложения, глагол часто выступает и в прямом подчинении к другому слову в предложении. Он может пояснять другой глагол, существительное, прилагательное или наречие и в этой своей функции принимает одно из трёх окончаний - нулевое, -ed (вместо которого нестандартные глаголы принимают соответствующие иные формы) или -ing.
Глагол с нулевым окончанием, подчинённый другому глаголу, обозначает действие, которое как-то связано с действием господствующего глагола: She wants to rest Она хочет отдохнуть, We decided to stay Мы решили остаться, They will learn to dance Они научатся танцевать, The boy has come to play Мальчик пришёл поиграть.
Как видим, перед поясняющим глаголом с нулевым окончанием ставится to - служебный показатель его подчинения. Действие, поясняемое таким глаголом, может обозначаться и существительным - так, приведённые примеры можно перестроить в her desire to rest её желание отдохнуть, our decision to stay наше решение остаться и т.п., где поясняющий глагол по смыслу относится к существительному точно так же, как и к другому глаголу. Поясняющий глагол при существительном может также обозначать действие, участие в котором данного предмета или вещества возможно или целесообразно: water to drink вода для питья, the man to deal with (тот) человек, с которым стоит иметь дело, a problem to solve задача, которую предстоит решить.
Подчинённая форма с окончанием -ed (или соответствующая ей форма нестандартного глагола) обычно поясняет существительное, указывая на воздействие, которому подвергся обозначенный им предмет: a published document опубликованный документ, educated people образованные люди, faded flowers увядшие цветы, lost property утраченное имущество.
Нередко глагол и сам поясняется другими словами, вместе с которыми он тогда по общим правилам располагается либо до существительного (a recently published document недавно опубликованный документ, highly educated people высоко образованные люди, irretrievably lost property безвозвратно утраченное имущество), либо после него (a document published yesterday документ, опубликованный вчера, property lost in the flood имущество, утраченное при наводнении).
Поскольку воздействие на предмет прямо отражается на его свойствах, поясняющий глагол в этой форме сближается по значению с прилагательными и приобретает некоторые их характеристики, в частности, способность принимать отрицательную приставку un- (unpublished неопубликованный, uneducated необразованный, unused неиспользуемый).
В отличие от форм глагола с нулевым окончанием и с -ed форма с окончанием -ing сама не способна входить в двучленное ядро предложения и поэтому обычно подчинена другому слову - глаголу, существительному, иногда прилагательному. При господствующем глаголе она нередко обозначает действие, которое сопровождает обозначенное им основное действие: He sits reading a newspaper Он сидит и читает газету; The army retreated fighting Армия отступала с боями (сражаясь).
Возможны и различные иные смысловые связи между двумя глаголами - господствующим и поясняющим его: We preferred staying Мы предпочли остаться; The boy knocked before entering the room and apologized for bothering me Мальчик постучался в дверь, прежде чем войти в комнату, и извинился за то, что побеспокоил меня. В первом примере форма с -ing равнозначна форме с нулевым окончанием и с показателем подчинения to, которая может её заменить (We preferred to stay), а во втором оба глагола с окончанием -ing (entering и bothering) имеют перед собой предлоги (соответственно before и for), что является специфичной чертой этой формы английского глагола и сближает её с существительными.
При подчинении существительному форма с -ing характеризует обозначенный им предмет как деятеля (dancing girls танцующие девушки) или связанный с действием иначе (dancing lessons уроки танцев). Если при ней есть свои поясняющие слова, она по общему правилу ставится после существительного (girls dancing in the park танцующие в парке девушки).
Подчинённое употребление глагола всегда соотнесено с его же употреблением в составе ядра предложения, и эти употребления взаимообратимы. Например, предложение John promised to tell me the whole truth Джон обещал рассказать мне всю правду можно разложить на два: John promised Джон обещал + John will tell me the whole truth Джон расскажет мне всю правду. Когда они слиты в одно предложение, в составе его ядра вместе с обозначением деятеля John остаётся только глагол promised, а глагол tell подчиняется ему. Это никак не отражается на связях между tell и поясняющими его словами me the whole truth, которые расположены после него, но глубоко затрагивает его связи со словами, которые в отдельном предложении располагаются перед ним. Перед tell появляется показатель его подчиненности to, но исчезает особое обозначение деятеля John, общего с господствующим глаголом promised, и опускается служебный глагол будущего времени will, потому что подчинённый глагол лишается собственной характеристики по времени - настоящему, прошедшему или будущему.
Некоторую трудность представляют распространённые случаи, когда глагол с нулевым окончанием подчинён господствующему глаголу, который означает предположение, мнение. Таков, в частности, глагол seem казаться. Когда он поясняется, например, прилагательным, трудности обычно не возникают: John seems happy Джон кажется счастливым. Возможен, однако, и другой перевод: Джон, кажется, счастлив, где прилагательное счастлив прямо отнесено к существительному Джон. Именно такой способ перевода следует применять, если глагол seem поясняется другим глаголом с показателем подчинённости to: John seems to know Alice Джон, кажется, знает Алису. Подчинённый глагол может сопровождаться служебными глаголами, которые указывают, что обозначенное им действие совершилось до некоторого момента (Alice seems to have met him Алиса, кажется, уже встречалась с ним), совершается в некоторый момент (He seems to be waiting for her Он, кажется, ждёт ее) или длилось вплоть до некоторого момента (They seemed to have been waiting for him Они, казалось, давно ждут его), а также на то, что предмет, обозначенный перед глаголом, не деятель (The incident seemed to be forgotten О происшествии, казалось, забыли).
Глагол, обозначающий мнение, предположение, сам может принимать форму, которая указывает на то, что перед ним обозначен не деятель, не тот, кто предполагает, чьё мнение излагается. Как и при глаголе seem, существительное в начале предложения обозначает деятеля предполагаемого действия, которое обозначено подчинённым глаголом, а предполагающее лицо остается необозначенным и неопределённым. Глагол, обозначающий предположение, в русских переводах таких предложений следует ставить во множественное число: John is said to work very hard Джон, говорят, работает очень упорно; Alice was expected to leave for London Ожидали, что Алиса уедет в Лондон.
Одна из серьёзнейших трудностей при усвоении строения английского предложения вызвана способностью подчинённого глагола иметь при себе обозначение деятеля, который не совпадает с деятелем господствующего глагола. Правда, и в русском предложении подчинённый глагол может сопровождаться своим обозначением деятеля, но само подчинение такого глагола оформляется способом, который в английском вовсе не обязателен и далеко не всегда возможен. Вот, например, английское предложение John wants to come и его русский перевод, построенный точно так же: Джон хочет прийти, где деятель John общий при обоих глаголах - господствующем wants хочет и поясняющем to come прийти. Перестроим его, оставив неизменным деятеля John при господствующем глаголе wants хочет, но введя другого деятеля - скажем,  Peter - при подчинённом глаголе to come прийти. Поскольку в русском предложении глагол может соединиться с обозначением деятеля только одним способом - образовав вместе с ним ядро предложения Питер приходит (пришёл, придёт), в перестроенном предложении приходится подчинить глаголу хочет всё это предложение: Джон хочет, чтобы Питер пришёл. Таким образом, русское предложение перестраивается, включая в свой состав другое предложение, подчинение которого оформляется с помощью служебного союзного слова - в данном случае чтобы.
Чтобы ввести в английское предложение John wants to come обозначение другого деятеля Peter при подчинённом глаголе to come, создавать подчинённое предложение не нужно - достаточно просто поставить обозначение деятеля перед обозначением его действия: John wants Peter to come. Разумеется, единственно возможный перевод такого предложения на русский язык - приведённое выше предложение, которое грамматически строится совершенно иначе.
В предложении John wants Peter to come господствующий глагол wants поясняется уже не одним глаголом to come, а комплексом Peter to come, который в данном случае представляет действие Питера как объект желания Джона. Хотя такой подчинённый комплекс сам не является, конечно, ядром предложения, он содержит в себе оба элемента ядра - обозначения деятеля и его действия, и он может быть развёрнут в предложение, а оно, в свою очередь, может быть свёрнуто в подобный комплекс. Сопоставление русского подчинённого предложения чтобы Питер пришёл с соответствующим английским подчинённым комплексом Peter to come показывает, что русский глагол прийти с собственным обозначением деятеля (Питер) подчиняется другому слову (в данном случае глаголу хотеть), входя в состав ядра подчинённого этому слову предложения, причем обычное строение ядра (Питер пришёл) формально сохраняется, а в английском языке обозначения подчинённого действия to come и его деятеля Peter объединяются в подчинённый глаголу want комплекс, не имеющий формы ядра подчинённого предложения.
Таким образом, английская грамматика пользуется двумя способами объединения обозначения деятеля и его действия - они выступают либо как двучленное ядро предложения (например, Peter comes), либо как двусоставный подчинённый комплекс (Peter to come). Первую из этих двух структур можно представить в общем виде как Peter / he + comes (came, will come), где существительное не имеет окончания падежа, местоимение принимает форму, специально предназначенную для этого употребления, а глагол принимает соответствующую форму времени - настоящего (в нужных случаях с окончанием -s), прошедшего или будущего.
Есть несколько вариантов оформления подчинённого комплекса. Глагол в нём принимает окончание нулевое, -ing или -ed. При нулевом окончании комплекс имеет типовой вид (for) Peter / him + (to) come, где местоимение принимает иную приглагольную форму. Два служебных показателя, приведённые в скобках, включаются в комплекс или опускаются по особым правилам - for в зависимости от связи всего комплекса с другими частями предложения (They want me to leave Они хотят, чтобы я ушёл; For me to leave is out of the question О том, чтобы я ушёл, и речи нет), to опускается после некоторых глаголов (They saw me leave Они видели, как я ушёл).
Типовой вид подчинённого комплекса при глаголе с окончанием -ed (или нестандартном глаголе в соответствующей форме) - Peter / him + elected избран, где деятель обозначается так же, как в комплексе с нулевым окончанием у глагола: People want him elected Люди хотят, чтобы его избрали; She ordered the house painted Она распорядилась, чтобы дом покрасили; Their task accomplished, the explorers left Когда задание было выполнено, исследователи уехали.
При окончании -ing в подчинённом комплексе возможны два варианта обозначения деятеля: либо по типу Peter / him + coming, то-есть так же, как и при других окончаниях у глагола, либо по типу Peter's / his + coming, который уподобляет глагол существительному, представляя деятеля как обладателя выполняемого им действия. Сходство между глаголами с -ing и существительными проявляется и в том, что такие комплексы с ними свободно употребляются после самых разнообразных предлогов: We insist on him / his coming at once Мы настаиваем на том, чтобы он пришёл сейчас же; Nobody is against John('s) being awarded the prize Никто не против того, чтобы премию присудили Джону.
Английский глагол с собственным обозначением деятеля, как и аналогичный русский, может входить и в состав ядра подчинённого предложения, хотя широкое использование описанных подчинённых комплексов заметно сокращает сферу употребления английских подчинённых предложений по сравнению с русскими. Подчинённые предложения по своему строению аналогичны в обоих языках и поэтому, в отличие от подчинённых комплексов, в целом не представляют особых трудностей для усвоения, однако некоторые частности требуют внимания.
Проблемы при усвоении английских подчинённых предложений связаны главным образом со специфическими свойствами союзных слов, которые присоединяют подчинённое предложение к господствующему. Для многих из них это не единственное употребление. Нужно различать, в частности, that как местоимение это (We know that Мы знаем это) или тот (We know that man Мы знаем этого человека), как союзное слово что (We know that he is coming Мы знаем, что он приезжает) или который (We know the man that is coming Мы знаем человека, который приезжает). Слово before употребляется как самостоятельное наречие (We met him before Мы встречали его раньше), как предлог перед существительным (before the conference до конференции, перед конференцией), как союзное слово перед подчинённым предложением (before he spoke at the conference до того, как он выступил на конференции); аналогично употребляются слова after и since.
В отличие от русского языка, где подчинённые предложения часто вводятся с помощью союзных выражений, состоящих из нескольких слов, наподобие то, что или там, где, в соответствующих английских предложениях используются одиночные союзные слова, например, what, who, which, where, before, after: We liked what we saw Нам понравилось то, что мы увидели; I found the book where I had left it Я нашел книгу там, где оставил её).
Английские подчинённые предложения в общем подчиняются правилам порядка слов и в соответствии с ними обычно занимают в предложении, в которое включены, те же места, что и слова с соответствующей функцией. Так, в приведённом выше примере We liked what we saw подчинённое предложение what we saw по функции и по месту совершенно аналогично обозначению объекта в предложении We liked the picture Нам понравилась картина. Строгие правила расположения подчинённых предложений позволяют опускать союзное слово that в обоих его значениях - что и который. Так, в предложениях с одинаковыми по строению и составу подчинёнными частями We know (that) he will study Мы знаем, что он будет учиться и We know the problem (that) he will study Нам знаком вопрос, который он будет изучать можно обойтись и без союзных слов, помещённых в скобки, потому что границы между двумя частями сложного предложения - подчинённой и господствующей - чётко отмечены последовательностью слов he will, которая может находиться только в начале предложения, а два значения опущенного that вытекают из природы стоящего перед ним слова: после глагола - что, после существительного - который.
Действие, обозначенное глаголом, иногда выступает в роли характеризуемого предмета или деятеля при другом действии. Тогда глагол в полном соответствии с такой ролью переходит в состав первого компонента ядра предложения и принимает форму глагола подчинённого - либо с нулевым окончанием и показателем подчинения to, либо с окончанием -ing: To ask / Asking them for help is no use Просить у них помощи бесполезно. Его может сопровождать обозначение собственного деятеля, которое вместе с ним образует либо подчинённый комплекс (For John to ask / John's asking them for help is no use Джону просить у них помощи бесполезно), либо ядро подчинённого предложения (That they knew the truth soon became evident То, что они знают правду, вскоре стало очевидным; Whether they knew the truth remained uncertain Знают ли они правду, оставалось неясным). В английском языке такие глаголы можно перенести в конец предложения, но тогда их место в его начале занимает местоимение it, которое принимает на себя, как и в других случаях, служебную роль и указывает на то, что это место не занято обозначением предмета: It is no use for John to ask / John's asking them for help. It soon became evident that they knew the truth. It remained uncertain whether they knew the truth.
  

Глава третья

Слова

1. Типы английских слов
Две рассмотренные выше составные части языковой системы - звуковой и грамматический строй - организованы достаточно строго и располагают небольшими, устойчивыми наборами единиц, которые строятся и употребляются по закономерностям, присущим всей системе данного языка. В отличие от них словарный состав - это большое и постоянно изменяющееся множество из тысяч слов, чьи разнообразные значения и употребления не поддаются единой строгой организации. Разумеется, система языка распространяет свои закономерности и на эту её часть, но здесь они определяют свойства не отдельных слов, а их значительных группировок. Особого внимания при усвоении английского словарного состава требуют такие общие свойства входящих в него групп, которые не характерны для словарного состава русского языка.
Так, различия между двумя близкими по значению глаголами set и establish установить вытекают из того, что они принадлежат к двум разным крупным группировкам английских слов. Хотя оба слова принадлежат к одной и той же части речи, их взаимоотношения с частями речи в целом очень разнятся: establish всегда глагол и ни в какую иную часть речи перейти не может, а set, напротив, может, не меняя своей формы, употребляться и как существительное со значением набор, комплект (a chess set шахматный набор), и как прилагательное со значением постоянный, устойчивый (set time постоянное время). Далее, set легко вступает в устойчивые сочетания с наречиями, переводимые, как правило, разными русскими глаголами (set aside отложить, set back отбросить, set down записать, set in установиться, set off отправиться, set out выставить, set up учредить), а establish подобных сочетаний не образует. Наконец, эти два глагола разнятся по объёму своих значений - у establish оно довольно узкое и ограничивается соответствием с русскими глаголами установить, учредить, образовать, тогда как значение set гораздо шире и в разных контекстах передаётся разнообразными русскими глаголами: поставить, положить, застыть, натравить (собаку), накрыть (стол), назначить (срок, цену), уложить (волосы), набрать (текст), зайти (о солнце) и многими другими.
Выявленные различия не ограничиваются этой парой глаголов, а типичны для множества подобных пар и характеризуют взаимоотношения между двумя крупными группами английских слов. Различия затрагивают три их характеристики: гибкость или жёсткость принадлежности слова к части речи, его способность вступать в устойчивые сочетания с другими словами и объём его значения. Слова группы, представленной словом set, отличаются гибкостью употребления в качестве различных частей речи, способностью вступать в устойчивые сочетания с широким кругом слов и широтой значений, которые в большой степени зависят от окружающих слов, тогда как establish - типичный представитель группы слов, которые закреплены за одной частью речи, обладают довольно узкими значениями и редко вступают в устойчивые сочетания с другими словами. Чёткой границы между этими двумя группами английских слов нет, однако есть два явных полюса, к которым тяготеют слова с различными свойствами. Слова наподобие set в большинстве широко употребительны в повседневной речи, обычно они короткие и состоят из одного - двух слогов, а в типе establish преобладают слова книжные, они длиннее, среди них вполне обычны слова из шести, семи или восьми слогов (например, unsatisfactory неудовлетворительный, incomprehensibility непостижимость).
Сказывается и разное происхождение - в группе set преобладают слова исконно английского происхождения, а группа establish практически вся состоит из слов, которые английский язык заимствовал в средние века из латыни и французского языка и у которых есть поэтому много соответствий среди русских заимствований из тех же языков. Необходимо предупредить, однако, что это обстоятельство, во многих случаях облегчая понимание таких слов, как, например, concentration концентрация, сосредоточение или equivalent эквивалент, эквивалентный, равноценный, может нередко вести к ошибкам из-за расхождения в значениях русского и английского слова. Так, revolution - не только революция, но и вращение, оборот; concurrent отнюдь не конкурент, а параллельный, сходящийся, и concurrent opinions - мнения не соперничающие, а наоборот, совпадающие.
Русский словарный состав не знает подобного различия двух типов слов с существенно расходящимися свойствами, и русские слова в целом ближе к одному из английских типов - к типу establish. Поэтому наибольшие трудности вызывают слова типа set, которые отличаются от русских гораздо большей гибкостью и в употреблении, и в сочетаемости с другими словами, и в зависимости их значений от окружающих слов.
Грамматический строй английского языка в принципе допускает использование каждого слова в качестве любой части речи. Однако на практике подобная гибкость свойственна не всем английским словам - она обусловлена краткостью слова и простотой его строения. Наиболее гибки слова, состоящие из единственного слога и поэтому заведомо простые, например, bus автобус, перевозить автобусом, автобусный; air воздух, проветривать, воздушный; mouse мышь, принюхиваться, мышиный, а также простые слова из двух или трёх слогов, например, pocket карман, присвоить, карманный; telephone телефон, звонить по телефону, телефонный. Однако слова с тем же количеством слогов утрачивают такую гибкость, если после корня у них есть наращённый компонент - суффикс. Так, простое слово act может быть существительным в значении акт, действие или глаголом в значении действовать, играть роль на сцене, но производные от него слова с суффиксами (actor действующее лицо, актёр, action действие, active деятельный, активный) закреплены за частями речи: первое и второе - существительные, а третье - прилагательное. Гибкому употреблению слова в разных частях речи не препятствует, однако, такой суффикс, который из слова изъять нельзя. Например, слова experience накопленный опыт, пережить и experiment опыт, эксперимент, ставить опыты, экспериментировать, опытный, экспериментальный сохраняют такую гибкость, несмотря на присутствие в них суффиксов -ence и -ment, потому что изъятие суффиксов оставило бы от этих слов бессмысленные обрубки, а не простые слова, и они, следовательно, неделимы.
  
2. Пополнение словарного состава
Состав слов в языке пополняется двумя путями: их либо заимствуют из других языков, либо создают по определённым образцам из имеющихся в языке компонентов. Первый путь использовался и русским, и английским языком достаточно активно, конечно, с исторически обусловленными различиями во времени, источниках и количестве заимствований. Английский язык в этом отношении отличается от русского прежде всего тем, что в силу исторических обстоятельств заимствований в нем гораздо больше - на их долю приходится по меньшей мере две трети всего состава английских слов, и большинство из них до сих пор сохраняется как особая группа в словарном составе языка. Поскольку в своих основных свойствах эта группа не проявляет серьёзных отличий от русских слов, её усвоение в целом не вызывает особых трудностей.
Новые слова создаются присоединением некоторого компонента к исходному слову, которое при этом превращается в часть новообразованного слова - корень. Присоединяемый компонент, который располагается перед корнем, называется приставкой - например, в английском слове pre|historic и его русском соответствии до|исторический, а компонент, который следует за корнем, называется суффиксом - например, в английском слове teach|er и его русском соответствии учи|тель. Слово, созданное с помощью приставки или суффикса - производное. Присоединяемый компонент сам может быть словом и при этом тоже превращается в корень, тогда новое слово состоит из двух корней и характеризуется как сложное - например, английское earth|quake и его русское соответствие земле|трясение. Производные и сложные слова составляют значительную часть словарного запаса как в английском, так и в русском языке.
Есть, однако, ещё один способ пополнения словарного состава, широко распространённый в английском языке, но не свойственный русскому. Это такое соединение двух слов, при котором каждое из них, в отличие от строения сложного слова, сохраняет свою звуковую и грамматическую отдельность, в тексте между ними могут поэтому вклиниваться другие слова, но с точки зрения значения и его передачи на русский язык это, как правило, одно слово, которое характеризуется как составное. Примерами служат приведённые выше английские составные глаголы, в которых первый компонент - глагол set.
Две группы английских слов проявляют разные тенденции в способах пополнения своих составов, хотя различия эти носят весьма общий характер и не исключают некоторого распространения в каждой группе способов, более свойственных другой группе. Состав слов наподобие establish пополняется преимущественно производными словами с приставками и/или суффиксами. Вот, например, разветвлённое семейство английских слов, производных от латинского глагола ducere, ductum водить:
глаголы с различными приставками: abduct уводить, adduce приводить, adduct отводить, conduce доводить, conduct проводить, deduce выводить, deduct вычитать, educe извлекать, induce наводить, induct привлекать, introduce вводить, produce производить, reduce снижать, reintroduce снова вводить, reproduce воспроизводить, seduce совращать, subduct низводить, traduce предавать;
существительные, обозначающие соответствующие действия: abduction, adduction, conductance, conduction, deduction, eduction, inducement, inductance, induction, introduction, production, reduction, reintroduction, reproduction, seduction, subduction, traducement, transduction;
существительные, обозначащие человека или инструмент как исполнителя действия: abductor, adductor, conducer, conductor, conductress, inducer, inductor, introducer, producer, reducer, reproducer, seducer, seductress, traducer, transducer;
прилагательные, обозначающие способность совершать действие: eductive, conducive, conductive, deductive, inductive, introductory, productive, reproductive, seductive;
прилагательные, обозначающие способность подвергаться действию: adducible, conducible, conductible, deducible, deductible, inducible, producible, reducible, reproducible, seducible.
Этот перечень далеко не полон, так как к нему можно добавить, во-первых, некоторые производные с менее распространёнными суффиксами (например, abducent, inductee), во-вторых, существительные (например, productivity, producibility) и наречия (например, productively), которые образуются от прилагательных по стандартным образцам. В него следует внести и несколько слов без приставок: duct, ductile. Всего от этого корня образовано больше ста английских слов.
У некоторых слов этого семейства есть прямые русские совпадения, заимствованные из той же латыни: индуцировать, дедуктивный, кондуктор, продукт, репродукция и т.п. Поскольку, однако, удельный вес заимствований в русском словарном составе значительно ниже, чем в английском, русских слов от этого корня в несколько раз меньше, и им присущи более узкие, специальные значения. Так, у слова продукция более узкое значение, чем у production, которое переводится также как производство, произведение, постановка.
В группе, куда входит establish, большинство производных слов принадлежит к таким разветвлённым семействам с общим корнем. Русский словарный состав тоже богат такими семействами производных слов. Например, от корня русского глагола вод(ить) с помощью приставок образуются больше двух десятков производных глаголов, а от них с помощью суффиксов создано ещё несколько десятков производных существительных и прилагательных. Общая черта таких семейств в английском и русском языках - изменчивость корня, от которого они разрастаются. В рассмотренных примерах английский корень выступает в виде (pro)duce - duct, а русский - как вод(ить) - вес(ти) - вед(у) - вож(у) - вожд(ение).
В группе, включающей set, напротив, производных слов мало. Максимальный состав производных от одного корня - примерно десяток, обычно их не более пяти, а набор используемых приставок и суффиксов очень ограничен и включает лишь немногие из тех, которые распространены в группе establish. Так, от глагола lead с тем же значением водить, что и у заимствованного из латыни корня duce - duct, образовано всего 4 производных слова: одно с приставкой (глагол mislead вводить в заблуждение) и три с суффиксами (существительные leader руководитель, глава, лидер и leadership руководство, лидерство, прилагательное leaderless никем не руководимый).
Однако бедность производными словами вовсе не означает, что состав единиц в группе set пополняется слабо. Здесь тоже есть довольно разветвлённые семейства слов с общим корнем, но пополняются они преимущественно словами сложными и составными. Инвентарь глаголов этого типа пополняется в основном составными словами, а глаголов производных и сложных в нем сравнительно мало. Так, от глагола go ходить образовано около двух десятков составных глаголов (go about расхаживать, go ahead продвигаться, go along присоединяться, go away уходить, go back возвращаться, go by проходить мимо, go down спускаться, go forth выступать, go in входить, go off отходить, go on продолжать, go out выходить, go over переходить, go round обходить, go through проходить, go together сходиться, go under погружаться, go up восходить), но только два производных глагола - outgo превосходить и undergo подвергаться. Примечательно, что приведённый перечень составных глаголов от простого глагола go количественно очень близок к перечню русских производных глаголов с приставками, образуемых от корня глагола ходить с тем же значением - входить, восходить, выходить, доходить, заходить, исходить, находить, обходить, отходить, походить, подходить, переходить, превосходить, приходить, происходить, проходить, расходиться, снисходить, сходить, уходить. Главное различие между двумя языками заключается, как видим, в природе уточняющих компонентов и в способах их присоединения к корню - это приставки в производных русских глаголах, наречия в составных английских.
Существительные и прилагательные в группе set пополняются главным образом словами составными и сложными. Производных слов не очень много, и в них используется сравнительно небогатый набор приставок и суффиксов. Сложные существительные и прилагательные нередко соотносятся с глаголами, которые составлены из тех же компонентов. Так, составным глаголам run about прогуливаться, run around кружить, run away убежать, run down истощить, run in вступить, run off сбежать, run on продолжаться, run out истощиться, run through пробежать, run up набежать соответствуют сложные существительные и прилагательные runabout небольшая автомашина, легкий катер или самолёт, run-around уклончивость, runaway беглец, беглый, run-down запущенный, rundown резюме, run-in стычка, run-off повторный забег, run-on добавление, run-out удаление, run-through прогон, репетиция, run-up подготовка. Заметим, что сложные слова пишутся либо слитно, либо с дефисом, причем нередко допустимы оба написания. Составные слова пишутся, конечно, раздельно, однако отграничить их от сложных слов зачастую трудно, и в таких случаях встречаются их написания как раздельные, так и с дефисом.
Различные соотношения между производными, сложными и составными словами в русском и английском словарном составе нужно учитывать, переводя на английский язык множество таких русских производных, как, например, существительные бедняк, бетонщик, богач, лентяй, невидимка, нефтяник, одиночка, отличник, слепец, смельчак, старик, старина, старость, старуха, старьё, текстильщик, умница, хитрец, швейник, энергетик или глаголы белеть, белить, крепнуть, стареть, старить, партизанить, плотничать, учительствовать. Обычные английские эквиваленты этих и многих других русских слов в отличие от них - не производные с суффиксами, а составные, например, rich man богач, textile worker текстильщик, old age старость, get stronger крепнуть, be a carpenter плотничать и т.п.
Сокращение длинных слов вполне обычно для многих языков, но в английском из-за различения двух групп слов сокращённое слово нередко переходит из группы establish в группу set. Обычно оба слова, полное и сокращённое, употребляются параллельно в зависимости от стиля речи - например, более официальные laboratory лаборатория, mathematics математика и vegetables овощи в разговорной речи сокращаются соответственно до lab, math, veg с теми же значениями. Иногда, однако, продукт сокращения совсем отрывается от исходного слова - так, слово perambulator детская коляска уже вытеснено из употребления его сокращением pram. Сокращённое слово может приобретать свойства, присущие группе set - гибкость относительно частей речи, способность создавать составные и сложные слова. Так, из прилагательного nuclear ядерный создано сокращённое слово nuke, которое употребляется как существительное в значениях атомное оружие, ядерный реактор, атомная электростанция и как глагол нанести атомный удар (а в бытовом просторечии также нагреть в микроволновой печи). Далее, по аналогии с глаголом knock ударить, от которого образованы термины бокса - составные глаголы knock down сбить с ног и knock out разгромить, нокаутировать, а также соответствующие сложные существительные knockdown нокдаун и knockout нокаут, возникли военные термины - составные глаголы nuke down поразить атомным ударом, nuke out уничтожить атомным оружием и соответствующие сложные существительные.
  
3. Слова с широким значением
В английском языке немало таких слов, для которых словари предлагают десятки разных толкований. Поэтому нужно уметь отыскивать в обширной словарной статье то значение английского слова, которое наиболее полно соответствует конкретным особенностям его употребления в данном контексте. При этом прежде всего принимаются во внимание тема текста и значения соседних слов. Например, выбор правильного перевода глагола charge, у которого словарь отмечает значения поручить, запросить цену, атаковать, обвинить, зарядить орудие, зарядить электричеством, зависит от того, идет ли речь о круге обязанностей, о торговой сделке или заказе, о военных действиях, об осуждении преступления или проступка, об огнестрельном оружии или аккумуляторе, и в зависимости от темы по соседству с charge могут обнаружиться такие слова, как duty обязанность, task задание, price цена, customer покупатель, клиент, заказчик, enemy противник, crime преступление, gun ружьё, пушка, battery аккумулятор.
Несколько очень употребительных английских слов, для каждого из которых словари предлагают несколько десятков толкований, в отличие от charge характеризуются не многими значениями, а одним, но чрезвычайно широким, обобщающим все их частные значения. Поскольку русским словам подобная широта значения не свойственна, эти английские слова переводятся самыми разнообразными способами. При широком значении слова выбор его правильного русского соответствия зависит не от темы текста и значений окружающих слов, а прежде всего от грамматического построения, в которое включено данное слово.
Один из самых употребительных английских глаголов - have. Помимо прямого русского соответствия иметь, в словарях предлагаются для него и другие переводы, среди которых обладать, содержать, испытать, получить, обмануть, победить, утверждать, знать, понимать, совершить, чувствовать, есть, пить, распорядиться, быть должным, (не) допустить. К тому же при переводе предложений с этим глаголом на русский язык они часто перестраиваются так, что его заменяет глагол быть - We had a day off У нас был выходной. Эти толкования и рекомендации, разумеется, верны, однако для правильного пользования глаголом have они недостаточны, их следует дополнить описанием его обобщённого широкого значения, что позволит уяснить и лучше усвоить все частные случаи его употребления.
Частое соответствие между английским глаголом have и русским глаголом быть свидетельствует о том, что их значения взаимосвязаны, несмотря на явное несходство в грамматическом строении предложений с ними. Английский глагол соединяет обозначения двух предметов, первый из которых - обладатель, а второй - принадлежащий ему объект. В русском предложении с глаголом быть взаимоотношения между теми же двумя предметами представлены иначе: объект находится возле обладателя, у него, при нём, в его поле тяготения, в круге, центром которого является обладатель. Отношение обладания, принадлежности - это отношение между двумя предметами, один из которых рассматривается как входящий в поле вокруг другого предмета, и общее значение глагола have можно сформулировать как нахождение объекта в окружении обладателя. Такая формулировка позволяет отличать обладание как широкое значение глагола have от гораздо более узкого понятия собственности. В самом деле, если в предложении I have a watch У меня есть часы говорится о собственности на объект, то в случаях наподобие He has friends У него есть друзья, He had a lesson Он был на уроке, He has a headache У него болит голова, He has breakfast Он завтракает, He has a walk Он прогуливается такая трактовка, разумеется, исключается, потому что речь идет о человеке, которого лишь очень условно можно назвать обладателем. Его друзья и враги, его свойства, состояния, действия, интересы, в том числе, как в приведённых примерах, посещаемый или проводимый им урок, его болезнь, завтрак, прогулка не принадлежат ему, а входят в некое поле вокруг него. Разумеется, русский перевод таких предложений не может быть единообразным, так как он должен учесть конкретную природу определённого участка поля вокруг так называемого "обладателя".
Однако широкое значение глагола have охватывает не только объекты, обозначенные существительными, среди которых, отметим, могут быть и одноразовые действия: He had a walk прогулялся, a smoke покурил, a look взглянул. За have нередко следует глагол, действие которого тем самым входит в круг деятельности "обладателя". Он принимает либо суффикс -ed (или соответствующую нестандартную форму), либо показатель подчинённости to. В первом случае он сообщает о действии, которое уже выполнено деятелем (He has just arrived Он только что прибыл), и всё построение относится к рассмотренным выше формам, характеризующим действие с точки зрения времени его совершения. Глагол с to обозначает действие, которое деятелю надлежит совершить в силу обстоятельств (They have to stay Им надо остаться).
Объект have может также быть обозначен подчинённым ему двучленным комплексом, представляющим действие, деятель которого - не обладатель. Комплекс содержит глагол с суффиксом -ed, -ing или нулевым: (1) He had his finger amputated. (2) Aunt Polly had the fence painted. (3) Aunt Polly had Tom paint the fence. (4) The clown soon had everybody laughing. (5) The teacher will have the children learn the poem by heart. Событие тем самым входит в круг интересов "обладателя", непосредственно затрагивая их (1 - Ему отрезали палец) или совершаясь в соответствии с ними (2 - Тётушка Полли распорядилась покрасить забор; 3 - ...поручила Тому покрасить забор; 4 - Клоун вскоре всех рассмешил; 5 - Учитель задаст детям выучить стихотворение наизусть). Следует принять во внимание, что если глагол в таком двучленном комплексе, подчинённом have, оформлен суффиксом -ed или его эквивалентами, приходится чётко отличать это грамматическое построение от другого, в котором те же компоненты расположены в ином порядке и которое передаёт совершенно иное сообщение. Например, если в примере 2 поменять местами два последних компонента, предложение превратится в Aunt Polly had painted the fence Тётушка Полли покрасила забор (сама!), что существенно отличается от исходного сообщения.
Если have перед двучленным комплексом употреблён в будущем времени и сопровождается отрицанием, он передаёт решимость "обладателя" не допустить события, обозначенного комплексом, так как оно несовместимо с его интересами (We won't have anybody insult our friends Мы никому не позволим оскорблять наших друзей).
Итак, широкое значение глагола have можно обобщить как нахождение объекта - предмета, свойства, действия или события - в окружении обладателя, то-есть предмета, обозначение которого предшествует глаголу have. Такая формулировка, надо полагать, поможет преодолеть трудности в понимании некоторых употреблений этого глагола.
С have тесно связан по значению глагол get. Основного русского соответствия у него нет, а переводить его словарь предлагает русскими глаголами получить, достать, добыть, заработать, купить, приобрести, взять, достичь, добиться, доставить, принести, прибыть, понять, установить, заставить, убедить, начать, стать, сделаться. В части своих употреблений get прямо соотнесён с have как по своему месту в грамматическом построении предложения, так и по своему значению. Например, предложения He has money и He gets money построены одинаково, с тем же обладателем и тем же объектом, но have представляет нахождение объекта в окружении обладателя как факт неизменный, постоянный на данный момент (У него есть деньги), тогда как get указывает на динамичный процесс вступления, включения в это окружение - Он получает (добывает, зарабатывает) деньги. Аналогично соотносятся между собой предложения He had a toothache У него болел зуб и He got a toothache У него разболелся зуб.
Однако круг употреблений у get значительно шире, чем у have, за которым всегда следует обозначение объекта. Get широко употребителен также с последующими обозначениями свойства или места. В первом случае этот глагол указывает, что деятель приобретает новое свойство, переходит в новое состояние, типично обозначенное прилагательным: He got silent Он замолчал, got asleep уснул, got rich разбогател, got angry рассердился, got ill заболел. Такие сочетания get с прилагательными можно рассматривать как составные глаголы, которым соответствуют русские глаголы производные. Наряду с прилагательными в построениях этого типа встречаются глаголы с суффиксами -ing или -ed: We will get working Мы приступим к работе, She got married Она вышла замуж.
В сочетании с обозначением места get указывает, что деятель, передвигаясь, прибывает в место, которое типично обозначается наречием или существительным с предлогом: He got home late Он добрался до дома поздно, They cannot get into their room Они не могут попасть в свою комнату. Многие сочетания get с наречиями места - составные глаголы: get about распространиться, get across переправиться, get ahead продвинуться, get along преуспевать, get away выбраться, get back вернуться, get by управиться, get close приблизиться, get down спуститься, get in забраться, get off слезть, get on продвигаться, get out выйти, get over преодолеть, get round обойти, get through пройти, get together собраться, get up встать.
Во всех трёх его употреблениях - с обозначениями объекта обладания, свойства, места - глагол get обнаруживает единое широкое значение, которое можно обобщить как изменение окружения, свойства или местонахождения деятеля. Этому значению, динамичному по природе, соответствует статичное значение глагола have, которое, однако, соотносится со значением get только в одном из трёх его употреблений - с обозначением объекта обладания. Статичное соответствие переходу предмета в новое состояние или место - его пребывание в некотором состоянии или месте, которое, естественно, обозначается с помощью глагола be быть. Следовательно, в предложениях We have / get documents У нас есть / Мы получаем документы, He was / got rich Он был богат / разбогател, The water is / gets inside Вода внутри / попадает внутрь смысловые соотношения между двумя вариантами одинаковы, так как все три варианта без get дают предмету статичную характеристику, а с get - соответствующую динамичную. Отметим, что в силу этого различия предмет, который характеризуется с помощью get, предстаёт как деятель, тогда как have и be действий не обозначают и поэтому не дают оснований считать характеризуемый предмет деятелем.
Из сказанного следует, что широкие значения и употребления трёх глаголов - be, have, get - взаимосвязаны друг с другом. Глагол get выступает в трёх типовых грамматических построениях с динамичным значением перехода - либо объекта в окружение деятеля, либо деятеля в новое состояние или место. Соответствующее статичное значение нахождения объекта в окружении его обладателя, пребывания предмета в том или ином качественном состоянии или месте выражается с помощью have или be, из которых первый употребляется в одном из типовых построений и указывает на пребывание объекта в круге обладания, а второй выступает в двух остальных построениях, описывающих свойство или местонахождение предмета. Таким образом, единому широкому значению и употреблению глагола get соответствует сумма широких значений и употреблений двух глаголов - have и be.
Во всех трёх своих употреблениях глагол get может подчинять себе обозначения не только объектов, свойств и мест, но и событий - двучленные комплексы. Событие состоит в том, что окружение предмета, обозначение которого входит в состав комплекса, пополняется новым объектом, или этот предмет переходит в новое состояние или место: We must get him a place Мы должны найти ему место, John got Alice angry Джон рассердил Алису, He gets everybody working Он заставляет всех работать, They will get the boy inside Они помогут мальчику влезть внутрь. При такой перестройке предложения с введением в него двучленного комплекса собственное значение get не изменяется, но появление деятеля в составе комплекса существенно меняет роль деятеля при глаголе get. Если в предложении без подчинённого глаголу get комплекса деятель характеризуется как пополняющий собственное окружение новым объектом обладания, изменяющий собственное качественное состояние или местонахождение, то при двучленном комплексе он расширяет круг своих интересов, вводя в него событие, которое совершается по его инициативе, с его участием, является результатом его действий и заключается в изменении окружения, состояния или местонахождения другого предмета. Таким образом, включение события в круг интересов деятеля get не вносит принципиальных изменений в единое широкое значение этого глагола, но требует уточнить его указанием на то, что деятель может изменять как собственные характеристики, так и аналогичные характеристики другого предмета, что значение get - не только переход, но и перевод другого предмета в новое окружение, состояние или место.
  
Заключение
Итак, особо важная роль в английском языке принадлежит словам коротким, содержащим мало показателей, которые бы уточняли их значения и придавали им грамматические характеристики. Для таких слов характерны широта значения и гибкость в употреблении, они не закреплены за одной частью речи. Многочисленные короткие слова нуждаются в большом инвентаре различаемых звуков, особенно гласных, а слабая грамматическая оформленность слова и широта его значения существенно повышают его зависимость от расположения и окружения в тексте. Это значительно повышает требования к жёсткости строения речи, где слово должно занимать надлежащее место среди других слов и вступать с ними в прочные связи, где возможности перестановки и опущения слова крайне ограничены. В таких условиях возрастает потребность в особых словах с различными служебными функциями, которые связывают слова друг с другом, уточняют их значение или грамматическую характеристику, указывают на их опущение или перестановку.
Во всех этих типичных свойствах, охватывающих все три части строя языка - систему звуков, грамматическую систему и словарный состав, английский язык коренным образом отличается от русского. Русское слово в среднем длиннее и несет в себе значительно больше различных показателей, которые сужают его значение и возможности употребления. Отсюда его меньшая зависимость от места и окружения, меньшая строгость в строении текста, большая свобода расстановки слов в нём и их опущения.
Эти различия между двумя языками не означают, однако, что в одном из них грамматический строй в целом строгий, а в другом свободный, нестрогий. Ведь языков с нестрогим грамматическим строем вообще быть не может, возможны лишь различия в выборе той его стороны, которая организуется особенно строго, тогда как в других отношениях грамматические требования не так строги. Две важнейшие стороны грамматического строя - это строение слова и строение предложения. В центре русской грамматической системы находится слово, в состав которого обычно включаются несколько показателей, придающих ему грамматическую форму и видоизменяющих его значение. Строго и богато оформленное русское слово, естественно, меньше зависит от предложения, которое вследствие этого может строиться гораздо свободнее. Напротив, центральная единица в английской грамматической системе - предложение, чья строгая грамматическая форма несёт богатую информацию о значениях и употреблениях входящих в него слов. В такой грамматической системе слово оказывается в сильнейшей зависимости от своего окружения и места в предложении, а до вхождения в его состав оно не нуждается в уточнении своего широкого значения и в ограничении своей способности выступать в различных функциях.
Противоположными ориентациями грамматических систем - на строго оформленное русское слово в нестрого организованном предложении, на слабо оформленное английское слово в строго организованном предложении - объясняется тот факт, что некоторым формальным показателям, которые в виде приставок и суффиксов входят в состав русского производного слова, соответствут английские показатели, вынесенные за пределы слова. Так, в частности, соотносятся между собой окончания русских существительных и английские предлоги и артикли, личные окончания у русских глаголов и английские местоимения при глаголах, окончания форм времен у русских глаголов и английские вспомогательные глаголы. Таковы же по сути и соотношения между приставками у русских глаголов и вторыми компонентами английских составных глаголов.
Механизмы управления речью на языках с такими диаметрально противоположными строевыми ориентациями не могут, естественно, быть похожими, и серьёзные различия между ними нужно в полной мере учитывать, определяя стратегию обучения английскому языку и его усвоения. Формируя у изучающего английский язык механизм управления речью, необходимо уделить главное внимание тому аспекту речи, который при данной ориентации языковой системы приобретает первостепенное значение. Язык типа русского, выдвигая на первый план богато оформленное слово, оснащённое показателями и поэтому заранее подготовленное к тому или иному конкретному использованию, предоставляет в распоряжение говорящего огромный запас готовых слов и их форм с высокой степенью специализации. Усвоение такого языка в первую очередь требует запоминания этого запаса слов и их форм, и даже если на начальной ступени ограничиться минимальным словарным запасом в несколько сот слов, то число их форм превысит несколько тысяч. Язык наподобие английского, напротив, довольствуется гораздо меньшим запасом готовых слов и форм и вследствие этого выдвигает на первый план задачу их правильного соединения при построении предложения.
У строевого различия между двумя языками и вытекающего из него различия в стратегиях управления речью на них есть аналогии в самых разных видах деятельности. Например, в аптеках примерно так же различаются рецептурный отдел и отдел готовых форм - в первом для каждого случая создаются разнообразные лекарства путём соединения немногочисленных первичных материалов по строгим правилам, а в другом заранее заготовлено множество лекарств для различных случаев. Образно говоря, английский язык следует стратегии рецептурного отдела, а русский можно назвать языком готовых форм. Из этого следует, что для овладения английским языком самое важное - не заучивать слова и их формы, а упражняться в построении предложений.
  
Приложение: Об английском языковом сообществе
Поскольку новый язык изучают для того, чтобы присоединиться к сообществу людей, пользующихся этим языком для общения друг с другом, тот, кто намеревается вступить в английское языковое сообщество, должен иметь представление о его размерах и составе, о месте, которое оно занимает на языковой карте современного мира. Это тем более важно, что и по количеству своих членов, и по сложности своего состава, и по географическому охвату, и по своей мировой значимости англоязычное сообщество принадлежит к числу важнейших.
Установить численный состав английского языкового сообщества затруднительно из-за сложности его строения и вытекающей отсюда размытости его границ. В отличие от большинства прочих языковых сообществ в его состав входит не один народ, а несколько десятков наций в различных частях света. Достаточно сказать, что английскому языку придан статус официального больше чем в 50 государствах. Вполне естественно, что в столь разнообразных условиях уровень его реального использования не может быть одинаковым. И если, как нередко утверждают, все эти страны можно причислить к англоязычным, то целесообразно различать несколько уровней "англоязычности" страны.
К высшему уровню относятся страны, где английский язык является национальным, то-есть родным для всей нации или, по крайней мере, для её значительной части. Это историческая родина английского языка - Великобритания, соседняя с ней Ирландия, Соединённые Штаты, Австралия, Новая Зеландия, Канада и Южная Африка. Отметим, что в трёх из этих стран английский язык - не единственный национальный, ибо небольшая часть ирландцев пользуется ирландским (гэльским) языком, у трети канадцев национальный язык французский, а в Южной Африке английский язык родной для нескольких миллионов, но не для большинства жителей. Английский язык также является национальным в ряде небольших государств Карибского региона, которые возникли на месте прежних британских колониальных владений (среди них Ямайка, Тринидад, Барбадос, Багамы). В целом численность тех, для кого английский язык родной, оценивается примерно в треть миллиарда, и в подавляющем большинстве они населяют перечисленные страны.
Территориальная разбросанность англоязычных стран привела к появлению национальных вариантов английского языка, среди которых особенно выделяются британский, американский и австралийский. Больше всего заметны различия в произношении, особенно гласных звуков. Есть определённые различия в значении и употреблении некоторых слов и выражений, в частностях правописания. Различия в грамматике незначительны. Важно отметить, что ни один из вариантов не признается образцовым для всего англоязычного сообщества, так что изучающий язык сам может определить, на какой вариант равняться.
Около 30 государств в Азии и Африке, став независимыми в результате распада Британской империи, сохранили от колониальных времён английский язык в качестве официального, так как заменить его в этой функции национальными языками их народов оказалось трудно, а подчас и невозможно. Среди этих государств, в частности, Индия, Пакистан, Сингапур в Азии, Нигерия, Гана, Кения, Уганда, Танзания, Зимбабве в Африке. Общая численность населения таких стран превышает полтора миллиарда. Английским языком пользуются здесь в определённых сферах - в политической жизни, в государственной администрации, в армии, в школе, а также для общения между разными народностями. Степень владения им среди всего населения в целом невысока, и поэтому вряд ли следует безоговорочно причислять такие страны к англоязычным.
Наконец, есть и низший уровень "англоязычности", к которому можно отнести страны, где по сложившейся традиции или по иным причинам английский язык - самый предпочтительный, а иногда и единственный изучаемый в школе иностранный язык, вследствие чего им в той или иной степени владеет значительная часть населения, особенно имеющая высшее образование или занятая обслуживанием туристов. Это главным образом страны Латинской Америки, Западной Европы и Дальнего Востока. Определить число членов английского языкового сообщества в них вряд ли возможно. Но значение языка в современном мире определяется прежде всего не числом владеющих им, а важностью и ценностью информации, которая на нём формируется и распространяется. А в этом плане первостепенная значимость английского языка в современном мире неоспорима.
 

Источник текста - Библиотека Мошкова.


Local House Removals in London. | 2 отца и 2 сына