Следите за нашими новостями!
Твиттер      Google+
Русский филологический портал

А. П. Чудинов

МЕТОДОЛОГИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЕТАФОРОЛОГИИ

(Современная политическая лингвистика: тезисы Международной научной конференции. - Ектеринбург, 2011. - С. 286-289)


 
В современной зарубежной науке преобладают три основных методологии исследования политической метафоры - риторическое, когнитивное и дискурсивное [Будаев, Чудинов 2006, 2007]. Каждая из этих методологии объединяет крупное научное направление.
Первое из них развивает традиционные взгляды на метафору, восходящие еще к Аристотелю. В этом случае метафора понимается как некое украшение мысли, способствующее успешности воздействия на адресата. В применении в американской лингвистике это направление обычно называют риторическим, однако в соответствии с российскими традициями названное направление в изучении метафор воспринимается как относящееся преимущественно к семантике и стилистике. Одним из первопроходцев в изучении политической метафорики по праву считается Майкл Осборн, чьи работы по архетипичным метафорам послужили точкой отсчета для исследовательской традиции изучения метафор в риторическом направлении политической лингвистики. Исследовав обращения политиков к электорату, М. Осборн пришел к выводу, что в политической речи независимо от времени, культуры и географической локализации коммуникантов неизменно присутствуют архетипичные метафоры (archetypal metaphors). Политики, желающие в чем-то убедить адресата, используют образы природного цикла, света и тьмы, жары и холода, болезни и здоровья, мореплавания и навигации [Osborn 1967]. Такие метафоры опираются на универсальные архетипы и служат основой для понимания людьми друг друга и в то же время создают основу для политического воздействия и убеждения.
Помимо архетипичных и специфичных политических метафор внимание исследователей в прошлом веке было направлено на анализ аргументативного потенциала политической метафорики. По понятным причинам материалом для таких исследований служили метафоры в выступлениях победивших на выборах политиков. Так, С. Дафтон [Daughton 1993] исследовала метафоры в первом инаугурационном обращении Ф. Д. Рузвельта, Х. Стелцнер рассмотрел метафоры в речи Дж. Форда ([Stelzner 1977). В работах Р. Айви проанализированы метафоры и их взаимодействие с изложением фактов в речи Г. Трумана и его антисоветской доктрине [Ivie 1986, 1999]. Вместе с тем метафоры в идиолектах политиков, оппозиционных существующей власти и претендующих на нее, также рассматривались как важный материал для исследования метафорической аргументации в целом (Blankenship 1973; Henry 1988).
Анализ архетипичных метафор в идиолектах политиков был направлен не только на поиск подтверждений того, что метафоры обладают значительным аргументативным потенциалом, но и на выявление причин прагматических неудач. Как показывает Х. Стелцнер, американский президент Дж. Форд объявил, что намерен вести войну с инфляцией, но не смог проводить соответствующую политику и "доказать подлинность однажды произнесенной метафоры, которая требовала от него больше, чем он хотел или мог сделать" (Stelzner 1977: 297).
В основе второго направления лежит когнитивный подход, в соответствии с которым метафора представляет собой одну из форм мышления, особенно эффективную в условиях осмысления каких-то новых реалий, стремления по-новому взглянуть на что-то, казалось бы, хорошо известное, преобразовать свойственную адресату картину мира. Основными предпосылками когнитивного подхода к исследованию метафоры стали положение о ее ментальном характере (онтологический аспект) и познавательном потенциале (эпистемологический аспект). Ведущая роль в становлении этого направления принадлежит Марку Джонсону и Джорджу Лакоффу, однако они создавали свою теорию отнюдь не на пустом месте, поскольку когнитивный подход к метафоре возник значительно раньше. На феномен метафоричности мышления обращали внимание Д. Вико, Ф. Ницше, А. Ричардс, К. Льюис, С. Пеппер, Ф. Барлетт, М. Бирдсли, Х. Ортега-и-Гассет, Э. МакКормак, П. Рикер, Э. Кассирер, М. Блэк, М. Эриксон и другие исследователи. Так, еще в 1967 году М. Осборн указывал на то обстоятельство, что человек склонен ассоциировать власть с верхом, а все нежелательные символы помещать внизу пространственной оси, что соответствует классу ориентационных метафор в теории концептуальной метафоры, а в разработанной М. Осборном теории архетипичных метафор просматриваются истоки теории "телесного разума". Относительным аналогом концептуальных метафор можно считать метафорические кластеры, представляющие систему политических метафор (Jamieson 1980).
Дискурсивный анализ политических метафор направлен на изучение способов воспроизводства социального, гендерного, расового или этнического неравенства. Это направление тесно связано с идеями Р. Водак и Т. ван Дейка. Примером дискурсивного исследования может служить публикация Э. Рефайе (Refaie 2001), посвященная изучению метафорического представления курдов-иммигрантов, ищущих убежища в Европе. Исследуя осмысление иммиграции в австрийских газетах 1998 г. (в этот период иммиграция значительно усилилась), Э. Рефайе выявляет, что доминантные метафоры изображают курдов, как нахлынувшую водную стихию, как преступников, как армию вторжения. Регулярная апелляция к этим образам во всех исследованных газетах представляется показателем того, что "метафоры, которыми мы дискриминируем", стали восприниматься как естественный способ описания ситуации.
Схожие результаты получают исследователи из США, где традиционно остро стоит проблема иммиграции из Латинской Америки. Например, в монографии О. Санта Ана [Santa Ana 2002] рассматривается метафорическое представление иммиграции из Латинской Америки. Как показывает автор, все выявленные метафорические образы привносят в осмысление "чужаков" негативные смыслы: пожар, наводнение, военное вторжение, болезнь, животные и др. Подобное мировидение и связанные с ним оценочные инференции регулярно воспроизводятся не только в американских СМИ, но и в законодательных актах США, регулирующих образование на испанском и английском языке, трудоустройство и другие аспекты жизни латиноамериканских иммигрантов [Johnson 2005; Hardy 2003].
Риторическое (семантико-стилистическое), когнитивное и дискурсивное направления в современной политической метафорологии являются ведущими, но не единственными. Во многих современных исследованиях когнитивный или риторический анализ политической метафоры дополняется на основе использования методов, характерных для теории культуры (лингвокультурологии), психологии (психолингвистики), социологии, социальной философии (социолингвистики), теории дискурса, сопоставительной и типологической лингвистики. Отметим также, что в целом ряде случаев те или иные методики одни специалисты считают вариантами когнитивных, риторических (стилистических) или дискурсивных, тогда как другие специалисты определяют указанные теории как относительно самостоятельные направления.
Значительный интерес представляет также проблема параллельного использования различных научных методов в рамках одного исследования: даже предварительные наблюдения показывают, что совмещение одних методов ведет к эклектике, тогда взаимодействие других методов приводит к более полному пониманию сущности явления.
 

Литература

1. Будаев Э. В., Чудинов. А. П. Метафора в политическом интердискурсе. - Екатеринбург, 2006.
2. Будаев Э. В., Чудинов. А. П. Современная политическая лингвистика. - М., 2007.


Элегантная шуба из норки с модным капюшоном.